2680

Это случилось за день до Нового года, когда в доме, пахнущем хвоей и мандаринами, появился Ветродув. Только что закончили наряжать новогоднюю елку, и теперь она стояла украшенная переливающимися шарами и звездами, посеребренная струящимися нитями "дождя", такая праздничная и волшебная, а Петровичу опять надо идти спать.

- Эх, Патапум, Патапум, - вздохнул Петрович, взяв за лапку своего друга, - ну когда они поймут, что я уже взрослый человек? У мамы с папой гости, а мой братец, - и Петрович снова вздохнул, - он и старше-то меня ненамного - ты видел, как он радовался, когда меня отправили спать?! Злыдень... 
- Не переживай, Петрович, - сказал Патапум, - чего нам эти гости? Зато елка в нашей комнате. 
- Да, хоть в чем-то повезло... 
И тогда они услышали шепот.
- Что это? - насторожился Петрович.
- Не знаю, - ответил Патапум, прислушиваясь. - Может, Соник проснулся в своем телевизоре. Пора уже. 
И действительно, они увидели Соника. Он стоял у окна и с кум-то шептался. Но за окном никого не было, только в желтом свете фонаря падали снежинки. 
- Эй, Соник, привет! - поздоровался Патапум. - А с кем это ты беседуешь? 
- Здорово, ребята, здорово, - бросил Соник не поворачиваясь и снова перешел на шепот. 
- Может, у него дел по горло, - поинтересовался Патапум, - если ему даже с друзьями поговорить некогда? 
- Не понимаю, - удивился Петрович. 
- Ребята, тут такое дело!.. - отозвался Соник. - Ко мне старый знакомый прилетел. Вы уж извините.
- А почему ты разговариваешь с ним через стекло? Зови его в гости, - обрадовался Петрович. 
- Да он у меня, как бы это сказать, несколько шумный... 
- Тоже мне, нашел двух тихонь! 
- А дело такой важности!.. - продолжал Соник. 
- Ну и впусти его в комнату, что ж он на улице мерзнет.
Тогда Соник приоткрыл форточку и сказал кому-то:
- Давай залетай, только осторожно. 
Однако осторожно не получилось. В комнате сразу все зашелестело, в разные стороны разлетелись книжки, а с окон сорвало занавески. 
- Ой, сейчас успокоюсь, сейчас соберусь!
- услышали они беспокойный голосок. Еще что-то пронеслось по комнате, а потом они увидели на диване странного, полупрозрачного человечка с длинной развевающейся бородой и с длинными же белыми волосами. ВетродувИ казалось, что он пробует собрать себя, чтобы снова не разлететься в разные стороны. Петрович такого никогда не видел.
- Ничего себе, - подумал Патапум. 
- Знакомьтесь, это - Ветродув, - сказал Соник. 
- Да, я - Ветродув, - отозвался человечек.
- А про вас я все знаю: Петрович и Патапум. Про ваши выходки все местные вороны болтают. А я, стало быть, Ветродув. И ничего я не мерзну! Кстати, не думайте, что я такой маленький. Иногда я бываю больше домов, а иногда - еще больше! Тогда мне под силу двигать горы. Вы еще увидите меня таким в Белой Стране, - и Ветродув хитро прищурился, - если, конечно, примите одно предложение. 
- Предложение?! Какое предложение? 
- Мое предложение! Хотя, конечно, не только мое. Вот и Соник уже в курсе. 
- Да, ребята, дело такое... - Соник перешел на шепот. - Дело в том, что Она... - и Соник оглянулся, как будто их могли подслушать. - ... Она похитила мальчишку. А мальчишка не кто иной, как Новый Год! Но лучше Ветродув сам все расскажет. 
И Ветродув начал невероятную историю. Он говорил, что далеко-далеко, на Севере, где кончается земля и кончается море, живет Царица Снега и Льда. Там, в Белой Стране, в Замке Вечного Холода, она плетет свои козни, и ее ледяное дыхание спускается далеко на юг! И беда тому, кого это дыхание коснется. А теперь она похитила Новый Год, и помочь ему некому. 
- И тогда все замерзнет, и если Новый Год не придет, то Время остановится, и уже ничто не прервет Вечную Зиму, - горько закончил Ветродув. 
- Ну и дела, - пробубнил Патапум.
На минуту в комнате воцарилась полная тишина, только настенные часы отсчитывали время. 
- Что же делать? - спросил Петрович. 
- Что же, нет выхода? 
- Есть! Есть только один выход, - прошептал Ветродув и загадочно посмотрел на новогоднюю елку. - Видите эту звезду на макушке?
- Конечно, это нам бабушка подарила.
- А ей подарила ее бабушка... Этому рождественскому подарку много лет. - И Ветродув вдруг подлетел к окну, посмотрел на улицу, а потом вернулся и сказал очень тихо: - Слушайте, это сокровенная тайна! В этой звезде - семь камней. Один из них - волшебный. Какой именно, я не знаю, но знают Гномы Огнедышащей Горы. Только этот волшебный камень сможет одолеть силу Вечного Холода: его надо отнести в Белую Страну. Все остальное знают Гномы. Путь опасен, и выходить надо немедленно, если вы, конечно, согласны.
Петрович и Патапум переглянулись: 
- Вечный Холод? - Патапум даже поежился. 
- Да, Вечный Холод, - подтвердил Ветродув. 
- Ну, мы, наверное, - Петрович еще раз посмотрел на Патапума, - мы согласны! 
- Ох, - глубоко выдохнул Ветродув, и все в комнате снова зашелестело, - вы не представляете, как это важно. Сейчас все, кто понимает, что происходит на самом деле, объединились в борьбе против Вечного Холода. Даже Шерстяной Гурх, которому никакой холод-то не страшен, перешел на нашу сторону. Вы его еще встретите, и он вам поможет. А пока держите! - и Петрович увидел рядом с Ветродувом три теплых комбинезона.
- Сшито из шерсти Гурха. Согреет в пути. 
- Значит, Соник идет с нами? - спросил Петрович, надевая комбинезон. 
- А ты в этом еще сомневался? - обиделся Соник. 
- Гномы Огнедышащей Горы и Шерстяной Гурх помогут вам, а мой старый друг - Принц Поющих Дельфинов - ваш союзник на море. Кого вы еще встретите в пути - о том никто не ведает. Нy что ж, пора снимать звезду. Запомните: вы должны донести все семь камней до Огнедышащей Горы и передать их Гномам, а дальше они подскажут. И главное - остерегайтесь Ледовых Всадников. 
C этими словами Ветродув подлетел к вершине новогодней елки и осторожно снял звезду. Перед тем, как передать ее Петровичу, он сказал: 
- Ледовые Всадники - посланцы Вечного Холода, слуги Царицы Снега и Льда. Пока вы живете вне Волшебного Мира, вы их не видите и они не опасны для вас. Но с того момента, когда житель Волшебного Мира, каковым я являюсь, передась вам камень, - и Ветродув покрутил в руках звезду, - многое, скрытое волшебством, станет явным для вас. Но и вы откроетесь для Ледовых Всадников. Поэтому я и говорю шепотом. Готовы ли вы к этому? 
- Готовы, - вздохнул Петрович. 
- Еще не поздно отказаться, - Ветродув смотрел на них испытующе. 
- Нет, мы идем.
- Ну, тогда, - Ветродув протянул звезду Петровичу, - в добрый путь! 
И как только Петрович взял звезду, он обнаружил в углу своей комнаты потайную дверь. 
- Но ее же там никогда не было... 
- Хм, может, и не было... - и Ветродув снова хитро улыбнулся. - Вы вступаете в Волшебный Мир. Многое там удивит вас! 
Петрович приоткрыл дверь и увидел уходящую вниз узкую лестницу.
- Вам туда, - сказал Ветродув, направляясь к окну. 
- До Огнедышащей Горы этим путем недалеко, а я предупрежу о вашем приходе Гномов. И помните: остерегайтесь Ледовых Всадников. И с этими словами Ветродув исчез.ТабличкаПод этой таблицей находилась еще одна, еще и еще, и на самой последней Петрович прочитал: "До Края Света стучать 101 раз".
- Ну и ну, вот это дверь, - протянул Патапум.
- Ладно, ребята, нам четыре раза, - сказал Соник и, взяв лежащий радом деревянный молоточек, постучал в дверь. Сработал замок, защелкали засовы, дверь со скрипом отворилась, и перед ними, уходя круто вверх, лежала горная дорога. 
- Вперед! Ветродув просил нас торопиться, - сказал Соник.
Они зашагали по дороге, кружащей над высокими обрывами и прокладывающей себе путь сквозь заснеженные скалы. 
- А этот Волшебный Мир очень красивый и совсем не отличается от нашего, - говорил Петрович, глядя по сторонам.
- Наверху снег, а там, внизу, все зеленое. Так интересно... 
- По-моему, здесь как-то очень тихо и пустынно, - проговорил Соник. 
- Я вижу впереди дым! - заявил Патапум, - это и есть Огнедышащая Гора. Я в этом уверен. Мы уже пришли. Интересно, ватрушками или вареньем встречают уставших путников в этих горах?
По их спинам пробежал какой-то озноб.
- Что-то странное, - насторожился Соник. - Идемте быстрее, у Гномов мы будем в безопасности.
Они зашагали быстрее, но дорога сделала резкий поворот, и они уже не могли видеть того, что происходит сзади. Озноб повторился, но с гораздо большей силой, и, когда Петрович обернулся, в лицо ему повеяло холодом. 
- Что же это? 
- Быстрее, еще быстрее, - Соник почти бежал, - что-то там есть на дороге! 
И тогда они услышали - сначала тихо, а потом все ясней и ясней - нарастающий гул копыт. Леденящий холод двигался по дороге, конница замерзших всадников приближалась, и все вокруг покрывалось льдом. 
- Скорее! Это они! Всадники!
Петрович почувствовал, что он не может дальше бежать. Он остановился. Остановился и Патапум. 
- Нельзя стоять, надо идти, - слабо проговорил Соник, - иначе...
Петрович обернулся - сейчас, еще мгновение, и Ледовые Всадники появятся из-за поворота дороги. Гул копыт вдруг перерос в какой-то звон, чистый, хрустальный. Казалось, холод уже проник в них, он поднимался все выше и выше, погружая в сладкое забытье, и осталось совсем немного, и у них замерзнут сердца. Картины белой пустыни, холодной и прекрасной, проплывали перед глазами, вокруг были вечные льды, сон, покой...
- Вот, смотрите, приходят в себя, бедняги, - услышал Петрович сухой, ворчливый голосок. 
- Еще бы, совсем малыши! Не каждый взрослый гном способен пережить такое. Ведь Всадники прошли совсем рядом. 
- Один из них - Человек... 
- Эльвин, тебе уже не раз было сказано, что Человек и Человеческое Дитя - две разные вещи!
- Хорошо, что Мастер Глордвин прихватил на прогулку свой плащ.
Петрович привстал на локтях - он находился в зале, похожем на странный, невообразимый цех, и откуда-то, словно из очень большой печи, дышало жаром, а вокруг стояло множество бородатых человечков. 
- Привет тебе, Человеческое Дитя! Привет и вам, Мастер Соник и Мастер Патапум, - продолжал обладатель ворчливого голоска. - Не волнуйтесь, все уже позади... Мы - Гномы Огнедышащей Горы. 
- Гномы?! А где они... Всадники? 
- Ой, это было ужасно! Они почти настигли вас, они... 
- Перестань тарахтеть, Эльвин! 
И Петрович увидел, что тот, кого звали Эльвином, был еще меньше всех остальных и совершенно безбородый. 
- Не волнуйтесь, вы в Огнедышащей Горе, сюда Всадникам не попасть - Гора сразу растопит их. Меня зовут Сольвик, а этот... ну, будем называть его "гном", хотя больше подошло бы слово "бандит", - мой младший сын Эльвин. 
- Очень приятно, - скромно сказал Эльвин, а потом вдруг радостно расхохотался. - Сегодня полетаем на корыте... Вот повеселимся! 
- А видите того почтенного гнома с седой бородой? - невозмутимо продолжал Сольвик. - Это Мастер Глордвин, он спас вас. 
- Спас?.. 
- Сегодня утром, как всегда, Мастер Глордвин отправился на прогулку, - начал седобородый Глордвин, - и обнаружил на дороге трех замерзающий странников. 
Глордвин курил трубку, выпуская большие клубы дыма.
- Я сразу сообразил, что за три путешественника, Ветродув предупредил. Но когда увидел Ледовых Всадников, не на шутку перепугался. Давно они не появлялись. Я только-только успел накинуть на вас свой плащ, как Всадники прошли мимо. Здесь, в пределах Горы, плащ Гнома - лучшее укрытие от глаз посторонних. К сожалению, чем дальше от Огнедышащей Горы, тем слабее волшебная сила наших плащей. И в Белой Стране они вам уже не помогут. 
- Я еще никогда не был в гостях у гномов, - проговорил Петрович, оглядываясь. - А если б мне сказали, что окажусь - не поверил бы... 
- Я б предпочитал и сейчас в это не верить, - проворчал Патапум, - сидели бы лучше дома... 
- А как у вас здесь красиво, - продолжал Петрович. 
- О, если б у вас было время, мы показали бы вам всю Огнедышащую Гору, - сказал Сольвик, - сколько здесь разных чудес! А потом - наш механизм, наша главная гордость. Могли бы вы поверить, что через нас проходит жерло вулкана? 
- Вулкана?? - вскричали в один голос Петрович и Патапум. 
- Да, - довольно кивнул Сольвик, - и на жерле стоит наш механизм. Вот в этом вся и штука! Мы регулируем давление в Горе, снабжаем теплом весь Волшебный Мир! О, сколько всего мы могли бы показать... Но Ветродув говорил, вам надо торопиться. 
- А где сам Ветродув? - спросил Соник. 
- Полетел предупредить о вашем приходе Рыбака Олфа. Вам будет нужна лодка для переправы. 
- Предупредить Старого Олфа?! - захихикал Эльвин. - Нашли кого предупреждать! Он все равно все забудет. Я-то у него сейчас частенько бываю, и каждый раз он со мной знакомится заново. 
- Прекрати, Эльвин! Да, Рыбак Олф стал совсем стар. Недавно он забыл, что море мокрое и простудился. Вот как, - вздохнул Сольвик. - А теперь давайте, Мастер Глордвин, о главном. Времени мало. 
- Наверное, пора, - размеренно проговорил Глордвин. - В Новогодней Звезде было семь камней, но лишь один из них является осколком Далекой Звезды, указывающей на север. В незапамятные времена упал он на Землю, и вот пришло ему время возвращаться. Сейчас Камень должне сослужить свою главную службу. Только Человеческое Дитя сможет отнести его в Белую Страну, только чистой душе подчинится Камень Далекой Звезды. И только этот Камень сможет одолеть силу Вечного Холода. Камень у вас, Мастер Петрович, и здесь, в Огнедышащей Горе, он покажет себя легким свечением. Смотрите! 
Петрович повертел в руках звезду - один из камней переливался слабым светом. 
- Да, это он, - подтвердил Глордвин. - А сейчас спрячьте его подальше. Сейчас Камень совсем беззащитен. И только в Белой Стране, когда Звезда, указывающая на север, будет над головою, Камень обретет свою силу. Слушай же меня, мальчик, - отошли куда-то все звуки, и образовавшуюся пустоту наполнил голос Глордвина, ставший вдруг сильным и низким. - В Замке Вечного Холода то должен вдохнуть тепло в Камень! В этом его сила! Лишь огонь твоего сердца победит Вечный Холод, и пламень этот будет страшен только для льда. Да еще: от дыхания и голоса Царицы Снега и Льда может незаметно замерзнуть сердце, запомни это! Запомни все, что я сейчас сказал!
- Я... я запомню, - проговорил Петрович. 
Все замолчали. Лишь только глубоко, в чреве горы стонали недремлющие силы вулкана. Наступившую тишину прервал Сольвик. 
- Медлить нельзя, пора. Эльвин, подготовь летающую кабину! 
- Летающую - что?!! - вскричал Патапум. 
- Я же говорил - полетаем, - хихикнул Эльвин.
- В спешке мы вас не ознакомили с нашим главным изобретением, - с гордостью сказал Сольвик. - Глядите, наверху нашего механизма, видите?! Это и есть летающая кабина. Выстреливается из жерла вулкана. 
- Выстреливается - чего?! Из откуда? Ппростите, кто мне сможет объяснить, что здесь происходит? - Патапум подозрительно смотрел на гномов. 
- Не беспокойтесь, Мастер Патапум, - обиженно проговорил Сольвик, - это наше старое испытанное средство. 
- Вы что? Собираетесь запулить мною из вулкана и называете при этом старым средством? 
- Я имею в виду транспортное средство. 
- Никакое я не средство и тем более не транспортное, - отрезал Патапум. 
- Да не бойся ты, - рассмеялся Эльвин, - стенки жерла вулкана смазаны толстым слоем сливочного масла, даже тряски не почувствуешь! 
- Конечно, конечно, - растерянно проговорил Сольвик, - Эльвин летит с вами. Траекторию он уже рассчитал, и через несколько минут вы будете у Рыбака Олфа. 
- А по-другому нельзя? - спросил Соник. Он тоже немножко боялся.
- Никак нельзя! На всех дорогах вас поджидают Ледовые Всадники. И потом, вы из настолько опередите! Лучшего и не придумать!
- В таком случае лучше вообще ничего не придумывать, - пробубнил Патапум.
- Ну ладно, валяйте, летим. 
Через некоторе время они поднялись в летающую кабину. Патапум беспокойно оглядывался по сторонам, постучал по стенкам, проверил, как закрывается дверь.
- И это большое ведро называется летающая кабина, - задумчиво сказал Патапум. - Взбредет же такое в голову! 
Но Сольвик уже перекрыл кран, и давление в Горе стало резко подниматься. 
- Счастливо, - сказал Сольвик и открыл клапан. 
Гора ухнула, задрожала, что-то в ее чреве грохнуло, и вместе с клубами дыма кабина вылетела в небо. 
- Отлично стартанули, - сказал Эльвин. - Полет проходит нормально! 
Внизу, утопая в зелени и вечном цветении садов, лежал Волшебный Мир, и только кое-где, на перекрестках дорог можно было различить ослепительно белые пятна льда. 
- Это Ледовые Всадники, - тихо сказал Эльвин. - Теперь-то они надолго отстанут.
- Ладно, пора поднимать воздушный шар, для мягкой посадки, - сказал Эльвин. - Как только коснемся земли, сразу выпрыгивайте! А то ветер с моря! Он меня и отнесет обратно. Ну, счастливо вам, и привет Ветродуву!
- Здравствуйте, достопочтенный Рыбак Олф, - вежливо сказал Петрович. 
- Как улов? - поинтересовался Патапум. - Нет, наверное, ничего. 
- Здравствуйте, здравствуйте! - Рыбак Олф даже вскочил. - Что-то мне лица ваши знакомы, мы не встречались раньше? Может, в море ходили? Вспоминайте, не стесняйтесь. 
- Да нет, наш друг Ветродув прислал нас. 
- Ветродув?! - Рыбак Олф наморщил лоб и выпустил большой клуб дыма. - Это кто ж такой будет? А, шумный такой... Припоминаю, как же, как же - это мой лучший друг. Залетал тут недавно и про вас говорил. Припоминаю. Я должен дать вам рыбы! 
- Нет, нет, что вы... 
- А! Как же я мог забыть?! Ветродув! Вы хотите купить у меня сети. 
- Да нет, нам нужна... 
- А! Ну конечно, конечно! У меня прекрасная память, - Олф даже пританцовывал от радости. - Вы - заморские купцы, привезли мне табачку! Припоминаю, был разговор. Заносите в дом. 
- Вот тебе и на! - удивился Соник. 
- Вы, конечно, правы, - сказал Петрович, - но знаете, мы не заморские купцы. 
- Не заморские? - удивился Олф. 
- Нет, не заморские, - подтвердил Патапум. 
- Припоминаю, как же, - как-то грустно сказал Олф и замолчал. 
- Видите ли, - сказал Петрович, - нам лодка нужна. Мы идем в Белую Страну. 
- А! Ну конечно! Так бы сразу и говорили. Трое, лодка. Я же говорил, у меня прекрасная память! - Рыбак Олф радостно улыбался. - Вам нужна лодка, вы едете на пикник в Белую Страну. Я дам вам лучшую лодку с парусом. Только там это... Далеко в море! Ну эти, как его... Забыл, что надо делать! - Олф в растерянности смотрел на путешественников. - Ну да берите лодку! Ветродув говорил, что вы торопитесь. По-моему, вы должны не опоздать на банкет. 
- Во дает, вот это память, - пробубнил Патапум.
Через нектоторое время они поставили парус, и лодка плавно заскользила по синей поверхности моря. Небо было низкое, и по нему бежали быстрые облака, очень похожие на ограмных таинственных всадников. Они смотрели на удаляющийся берег и знали, что там кончилась земля, а потом кончится море, и они окажутся в Белой Стране один на один с коварной Царицей Снега и Льда. Берег скрылся из виду, вокруг было море да небольшие острова, а лодка все скользила вперед, навстречу вечным льдам, и Петровичу еще никогда так не хотелось домой.
- Смотрите, какой странный остров, - сказал Патапум, - что-то в нем...
Патапум не договорил. Потому что всем троим показалось, может быть только показалось, что остров качнулся и начал медленно двигаться в их сторону. Легкое ощущение тревоги быстро сменилось тяжелой гнетущей тоской. Стих ветер, как будто и не было его вовсе в этой части моря, парус безвольно обвис, и лодка стала. Остров, похожий на косматую голову, поросшую сорной травой да кривыми деревьями, приближался к лодке. 
- Смотрите, у него глаза, - прошептал Петрович, - у него открываются глаза. 
Гигантские пластины, покрытые комьями жирной земли, поднялись, обнажая пару пустых, бесцветных глаз. Глаза пробудились и какое-то время пристально наблюдали за путешественниками, и тогда страшная тишина пала вокруг. Потому что выражение пустоты в глазах тут же сменилось зовом и кровожадной радостью, край острова начал подниматься, увлекая в образовавшуюся пасть потоки воды и беззащитную лодку. 
- Весла, скорее весла! - пытался закричать Петрович. - Надо грести прочь от этого острова! - Но он еле открыл рот, не проронив ни звука. Соник и Патапум, словно завороженные страшным взглядом, сидели не шевелясь, и только бездонная пасть, куда низвергалась вода, все приближалась. И где-то далеко-далеко, словно на другом конце света, Петрович услышал веселую радостную песню. Что это? Может, только кажется. Но песня летела над морем, и вслед за ней из-за облаков пробилось солнце. И тогда покрытая корнями и водорослями пасть вдруг перестала всасывать воду, и край острова начал медленно опускаться.
Петрович вздрогнул, оцепенение прошло, и он увидел, какой страшной и бессильной злобой сверкнули глаза. Но песня все приближалась, и зрачки глаз забегали, словно ища укрытия, а потом громадные пластины век медленно закрылись.
Множество дельфинов, резвясь и выпрыгивая из воды, спешили им на помощь. И вместе с ними над морем неслась древняя дельфинья песня, как боевой клич, как отклик на зов о помощи. Самый большой, белый дельфин поднялся из воды рядом с лодкой, вспенивая хвостом воду. 
- Мы, как всегда, вовремя! А то этот плавучий сундук чуть не закусил вами! Я - Принц Поющих Дельфинов.
- Принц Поющих Дельфинов?! - пролепетал Петрович. Он был готов расплакаться.
- Да, и прошу не путать с атаманом Кашалотов! - белый дельфин прыгнул, а потом снова вынырнул из воды. - Хоррус Последнего Моря, а именно так называется этот прожорливый остров, очень не любит наших песен. Они разрывают паутину страха, и Хоррус теряет свою магическую силу. Поэтому он и поспешил убраться. Видите - уплывает? 
Петрович оглянулся: косматая голова была уже далеко от них, страшные глаза закрылись, и сейчас он был похож на самый обыкновенный островок. 
- Рыбак Олф должен был предупредить вас, да, видимо, забыл, - продолжал белый дельфин. - Вам нужно было идти другим курсом, по широкой воде. Вы уж не обижайтесь на старика, никто не знает, сколько ему лет, но говорят, он один из самых старых жителей Волшебного Мира. С памятью у него в последнее время стало плоховато, что ж поделать - возраст.
- За мою жизнь, - задумчиво проговорил Патапум, - кто нас только не пытался съесть. Но чтоб остров, всех троих сразу, да еще вместе с лодкой! 
- В этом море много неожиданностей, - улыбнулся Принц Поющих Дельфинов. - Но зато ты, мальчик, - и он посмотрел на Петровича, - возможно, единственный из людей, кто слышал нашу Древнюю Песню. С тех пор, как дороги людей и дельфинов разошлись, люди перестали понимать наш язык. И хоть в этом мире много морей, в них уже не слышно наших песен. Теперь мы поем только здесь, когда заплываем в Волшебный Мир. 
- Как жаль, - проговорил Петрович, - как жаль, что дороги людей и дельфинов разошлись... 
- Может быть, они когда-нибудь пересекутся снова, - произнес Принц Поющих Дельфинов. - Когда люди вырастают, они многое забывают. А ведь каждый хоть раз, возможно, очень давно, но оказывался в Волшебном Мире. Как ты сейчас... 
- Как я сейчас, - откликнулся Петрович.
- Уж мы-то не позволим ему это забыть, - Соник подморгнул Патапуму. 
- Что правда, то правда, - сказал Патапум, - но как было бы хорошо, если б мы делали это дома, а не посреди ледяного моря! 
- Пора, - белый дельфин поднялся высоко над водой. - Что-то мне подсказывает, что Ледовые Всадники тоже начали свою переправу. Надо торопиться. 
Тогда несколько дельфинов поднырнули под лодку и подняли ее на своих мощных спинах. Заработали сильные хвосты, вспенивая воду, и лодка понеслась туда, где кончается море, и где под Северной Звездой лежит Белая Страна. Сначала появились небольшие льдинки, затем мимо неспешно поплыли белые горы - айсберги, а потом море кончилось и лодка уткнулась носом в кромку льда. 
- Здесь начинается Белая Страна, - сказал Принц Поющих Дельфинов. - Царица Снега и Льда, конечно, не ждет вас так скоро. Она думает, что вы еще бродите по дорогам Волшебного Мира, а может, вас уже коснулось дыхание Ледовых Всадников, и теперь ваши сердца замерзли. Однако, одну секундочку, - и дельфин скрылся под водой. 
Через некоторое время он вынырнул. 
- Попросил Полярных Тюленей смазать жиром днище вашей лодки. Вы когда-нибудь носились по снегу? Сейчас попробуете! Ну, давайте, ребята, только осторожно. 
И несколько дельфинов подняли на хвостах лодку и выбросили ее на лед.
- Отличный рельеф, гладкий! - Принц Поющих Дельфинов смотрел на уходящую вдаль Белую Страну, и только сейчас Петрович заметил, какие у него грустные глаза. - Так что поднимайте парус и счастливого вам пути. Там, впереди, вас ждет Ветродув. 
И лодка, подхваченная ветром, понеслась вперед, по неизвестной стране, навстречу Замку Вечного Холода, где правила коварная Царица Снега и Льда. Именно эта страна привиделась им, когда они замерзали у Огнедышащей Горы - ледяная пустыня, хранящая вечное молчание, мерцающий блеск северного сияния, и одинокая звезда взошла сейчас высоко в небе и была почти над головой. 
- Странно, - сказал Петрович, - я чувствую тепло у себя на груди. Мне кажется, что Камень меня греет. 
- Что здесь удивительного, - заметил Соник. - По мере приближения к Замку сила Камня будет увеличиваться. 
- Я, конечно, понимаю, что больше некуда, - сказал Патапум, - но мне все-таки кажется, что становится еще холодней. Ой, мама, посмотрите назад! По-моему, наши приключения сейчас окончатся! 
Они обернулись: прямо за ними, храня страшное молчание, неслась ледовая конница.
- Эта лодка не может двигаться быстрее. Что делать?! 
И тогда перед ними, прямо из снега, встало громадное чудовище. Оно было похоже на клубок шерсти невиданных размеров, где с трудом угадывались контуры мощной головы и могучих лап; им показалось, что вместо ног у чудовища были снежные бураны. 
- Ну все, приплыли, - безнадежно сказал Патапум. - Бедная моя мамочка сколько раз говорила: "Не ввязывайся во всякие авантюры." Так и не дождется сыночка домой! Бедный Патапум! Ох! Несчастный!... 
А чудовище стряхнуло с себя снег и протянуло к ним огромные лапы. 
- Вот, пожалуйста, - совсем расстроился Патапум, - неизвестно, что лучше: те заморозят, а что у этого на уме, вообще неясно... 
- По-моему, он улыбается, - неуверенно сказал Петрович. 
- Еще б ему не улыбаться - обед из трех персон, - пробубнил Патапум.
- Не бойтесь меня, малыши, - прозвучал голос мохнатого гиганта. - Я - Шерстяной Гурх, друг Ветродува. Скорее сюда, я укрою вас от Всадников. Не предполагал, что будете так скоро. 
И за мгновение до того, как Всадники настигли лодку, Шерстяной Гурх схватил беглецов и укрыл их в своих теплых лапах. 
- Прижимайтесь ко мне, малыши, - проговорил Гурх, - здесь вам не страшен холод. 
Ледовые Всадники окружили Гурха и остановились. 
- О-о-о, Гу-у-у-урх! - раздались голоса, в которых слышалось завывание вьюги. 
- О, Гу-у-у-у-у-рх! - прозвучал растянуто надтреснутый голос. - Отдай нам их, иначе мы заморозим и тебя.
- Попробуйте, - отозвался Шерстяной Гурх, - даже ваша Царица знает, что сделать это очень непросто. 
- Отдай нам мальчишку, Гурх! Нас много. Нас еще никогда не было так много. Тебе не устоять! 
- Там посмотрим, - сказал Гурх. 
Несколько Всадников опустили копья и коснулись ими гиганта. Иней взбежал вверх по шерсти Гурха, образуя тонкую ледяную корку. Однако Гурх сжался, а потом расправил свои могучие плечи, и ледяной панцирь рассыпался.
- Гурх, - снова прозвучал надтреснутый голос, - раскрой глаза. Посмотри, сколько нас! Мы - новая сила. С ней нельзя бороться! Ей можно только покориться или погибнуть. Ты пропадешь зря. 
- Вряд ли стоит опережать события, - отозвался Гурх. 
- Ты сам сделал выбор! Смотри, с чем ты решил бороться! 
И тогда вся белая пустыня вдруг всколыхнулась, и прямо из-под снега, повсюду, насколько хватало глаз, стали вставать Ледовые Всадники. А из Замка Вечного Холода длинным растянутым шлейфом пришло голубое облако. Оно встало над ледовой армией, словно ожидая чего-то. 
- Это дыхание Царицы Снега и Льда. Смотри, Гурх, сейчас они оживут. 
Вся белая пустыня от края до края была полна Ледовыми Всадниками. Голубое дыхание касалось их, и они оживали и, подняв свои грозные сверкающие копья, присоединялись к остальному войску. 
- Гляди, гляди, Гурх!.. Только безумцы могут противостоять этому. Отсюда мы начнем наш Великий Поход, и оледеневшее Время остановится, когда наступит царство Вечности. И уже не тонкая корка изморози покроет тебя, Шерстяной Гурх. Ты превратишься в ледяную гору и не оттаешь никогда, пока будет Холод! И сила Магического Камня угаснет вместе с тобой, скрытая вечным льдом. 
И множество Ледовых Всадников, опустив копья, со всех сторон двинулось на Шерстяного Гурха. Гурх только крепче прижал к себе беглецов, даже ему стало не по себе. Кольцо Холода сжималось. Вот тогда и появился Ветродув. Он, как и обещал когда-то в теплой комнате Петровича, стал много больше домов и ему под силу было двигать горы, и голос его ураганной силы прогремел над ледяной пустыней.
- Привет, дружище Гурх!!! Настало время для славных делишек?! Малыши целы и невредимы, и это главное! Спасибо тебе за все. Сворачивайся скорее в шерстяной клубок, а я дуну так, как только я могу это делать! И не забудь, Петрович, ты должен вдохнуть тепло в Камень - в этом его сила! Удачи! А я пока разберусь с тем, что тут возомнили о себе эти льдышки. Не беспокойтесь, я их задержу. 
И с этими словами Ветродув дунул. Да дунул так, что через мгновение здесь начался самый настоящий ураган, подхвативший Шерстяного Гурха, и он, как огромное перекати-поле, понесся по снежной пустыне прямо к сверкающему Замку Царицы Снега и Льда.
А что она будет делать с мальчишкой и еще этими двумя? Пожалуй, заморозит их и поставит в свою галерею Заблудших Странников. Многие в этой галерее уже не оттают никогда - они стали льдом, частью Белой Страны. Но есть там один мальчик, ему еще суждено ожить, и зовут этого мальчика Новый Год. Теперь их станет двое. Когда-нибудь она разморозит своих пленников, оставив лишь крохотные льдинки, там, где у них раньше были сердца, и подарит им весь мир, застывший и прекрасный. И торопиться ей будет некуда - впереди целая Вечность... 
Так думала Царица Снега и Льда, готовясь к своему Великому Походу, в тот самый миг, когда начался ураган и когда Шерстяной Гурх, подгоняемый ветром, уже вкатился на ступени ее Замка, в тот самый миг, когда высоко над головою просияла жарким светом далекая Звезда, указывающая на север. И впервые человеческий голос прозвенел в Замке Вечного Холода, и Царица Снега и Льда вздрогнула. Потому что в этом звоне не было ледяной чистоты Вечности, но было что-то другое, что ей так и не суждено было понять. 
- Царица Снега и Льда, верни нам Новый Год! - закричал Петрович, взяв в руки Магический Камень. 
И тогда еще ярче просияла далекая Звезда и от Камня в руках Петровича далеко в небо протянулся тоненький лучик теплого света.
- Мы не хотим тебе зла, но Осколок Звезды у нас, - проговорил Петрович, - верни Новый Год! - и Петрович поднес Камень к своим губам. 
И в этот самый миг Царица Снега и Льда поняла, что Великий Поход не состоится и все ее планы рухнули. И тогда она заговорила, и ее прекрасный голос, несущий покой, был последним оружием. Царица Снега и Льда
- Не делай этого, мальчик, - переливами хрусталя прозвенел голос Царицы, - не делай этого. Жар сердца лишь губит, это огонь, в котором сгорает чистота. Я дам тебе то, что не сможет дать никто! Что есть лучше Холода, чище Льда и спокойнее Вечности? Я избавлю тебя от всех страданий, которые тебе еще суждены, и подарю весь мир, холодный и совершенный.
Легкий холодок коснулся Петровича, тусклее стал свет далекой Звезды. И армии Ледовых Всадников, прорвавшись сквозь ураган, уже неслись к Замку Вечного Холода на выручку своей хозяйке. 
- Эй, Петрович, ты что, забыл, о чем предупреждали гномы?! - сказал Соник. 
- Давай, скорее вдыхай тепло в Камень, а то я замерзаю, - стуча зубами от холода, проговорил Патапум.
Петрович вздрогнул, Холод отступил. И маленький мальчик вдохнул тепло своего сердца в осколок далекой Звезды, указывающей на север. И тогда пламень ворвался в Замок из Льда, он прошел по тронной зале в галерею Заблудших Странников, и в одной из ледяных сосулек постепенно проступили очертания мальчика, мальчика по имени Новый Год. И растаяло ледовое воинство, и грозный Замок начал таять, а пламень продолжал бушевать в Белой Стране. 
- Мальчик! - закричал Новый Год. - Отпусти поскорее осколок далекой Звезды! Ему пора! Иначе он растопит здесь все. 
А Петрович смотрел на Камень, пылающий в его ладонях, и слышал, как бьется его сердце. 
- Мальчик, - продолжал Новый Год, - спасибо тебе за твою храбрость. Но Камню пора возвращаться. Этот осколок очень давно на Земле, и он помнит много человеческого тепла. Огонь сердца может и сжечь, где-то должен оставаться Холод. Пусть будет Белая Страна, и Царица Снега и Льда не страшна нам больше.

- Не делай этого, мальчик, - переливами хрусталя прозвенел голос Царицы, - не делай этого. Жар сердца лишь губит, это огонь, в котором сгорает чистота. Я дам тебе то, что не сможет дать никто! Что есть лучше Холода, чище Льда и спокойнее Вечности? Я избавлю тебя от всех страданий, которые тебе еще суждены, и подарю весь мир, холодный и совершенный.
Легкий холодок коснулся Петровича, тусклее стал свет далекой Звезды. И армии Ледовых Всадников, прорвавшись сквозь ураган, уже неслись к Замку Вечного Холода на выручку своей хозяйке. 
- Эй, Петрович, ты что, забыл, о чем предупреждали гномы?! - сказал Соник. 
- Давай, скорее вдыхай тепло в Камень, а то я замерзаю, - стуча зубами от холода, проговорил Патапум.
Петрович вздрогнул, Холод отступил. И маленький мальчик вдохнул тепло своего сердца в осколок далекой Звезды, указывающей на север. И тогда пламень ворвался в Замок из Льда, он прошел по тронной зале в галерею Заблудших Странников, и в одной из ледяных сосулек постепенно проступили очертания мальчика, мальчика по имени Новый Год. И растаяло ледовое воинство, и грозный Замок начал таять, а пламень продолжал бушевать в Белой Стране. 
- Мальчик! - закричал Новый Год. - Отпусти поскорее осколок далекой Звезды! Ему пора! Иначе он растопит здесь все. 
А Петрович смотрел на Камень, пылающий в его ладонях, и слышал, как бьется его сердце. 
- Мальчик, - продолжал Новый Год, - спасибо тебе за твою храбрость. Но Камню пора возвращаться. Этот осколок очень давно на Земле, и он помнит много человеческого тепла. Огонь сердца может и сжечь, где-то должен оставаться Холод. Пусть будет Белая Страна, и Царица Снега и Льда не страшна нам больше.
- Вот и славненько поработали, - услышали они голос Ветродува. Он был опять такой же маленький и смешной, как и в комнате Петровича. -Льдышки все потаяли, Камень отправился домой, и Новый Года свободен. Пора и нам возвращаться. 
- А куда же нам теперь? - растерянно проговорил Петрович. 
- А здесь, куда ни иди, все будет на юг, - весело сказал Ветродув. - Извините, ваше величество, что пришлось навести у вас некоторый беспорядок, - сказал он, проходя мимо Царицы Снега и Льда. 
Но Царица, как и подобает царице, ничего не ответила. Она была совершенно бесстрастна. На пороге Замка Вечного Холода Петровичу вдруг показалось, что он должен обязательно обернуться. Он повернул голову - Царица Снега и Льда стояла посреди своей тронной залы и смотрела на него, одинокая и прекрасная. 
- Никогда не забывай того, что сегодня произошло, - сказала она. - Люби одинаково своего Самого Большого Друга и своего Самого Большого Врага... 
- Что?.. Что это значит? - воскликнул Петрович. Но Царица Снега и Льда уже смотрела вдаль, никого не замечая. 
- И все же как здесь красиво, - храбро сказал Патапум, глядя по сторонам. 
И они пошли туда, где начинается море и начинается земля, больше не оборачиваясь, и в последний раз, прямо над их головами, просияла далекая Звезда. 
...У хижины Рыбака Олфа они попрощались с Принцем Поющих Дельфинов, и пришла пора расставаний.
- Куда же ты теперь? - спросил Петрович у Нового Года. 
- Мне теперь на восток. Ведь я прихожу в дома людей с востока. 
- Это точно, - поддакнул Ветродув. 
- И завтра, как только часы пробьют полночь, я к тебе приду, Петрович. Даже если тебя отправят спать, ты меня обязательно жди! 
- Конечно, конечно, буду ждать! - сказал Петрович. 
- Значит, до завтра? 
- До завтра! - ответил Новый Год. - Спасибо тебе за все! Я обязательно приду! 
- И я обязательно приду, - сказал Ветродув. - Люблю праздники. 
- И мы придем! - отозвались со всех сторон Гномы.

Они шли долго по петляющей полутемной леснице, пока не дошли до двери. НА двери было написано: "ВХОД В ВОЛШЕБНЫЙ МИР", а под надписью находилась табличка: 


 

...Петрович открыл глаза - он еще видел ледяную пустыню, но он видел и Огонь: пламень врывался в замки из льда. 

Вскоре скрылась из виду Огнедышащая Гора, и впереди показалось то, чего не бывает синее. Потому что впереди, там, где заканчивалась земля, начиналось море.

...Старый Рыбак Олф сидел у своей хижины, курил трубку и смотрел на море.

- Всадники! Ледовые Всадники! - Они приближаются! - Соник спрыгнул на снег, пытаясь на бегу подталкивать лодку, а перепуганный Патапум изо всех сил дул на парус. 

Прекрасная и коварная хозяйка Замка Вечного Холода стояла у большого ледяного окна своей тронной залы и смотрела вдаль. Сейчас оттуда, где кончается море, появятся ее верные слуги - Ледовые Всадники - и принесут Магический Камень, остывший и уже не таящий угрозы. 

Петрович раскрыл ладони, и Магический Камень оторвался от его руки и начал подниматься по лучику теплого света. И вот он уже летел туда, откуда пришел, туда, где все по-другому и где его ждала одинокая далекая Звезда. 

Новый Год сдержит обещание. Завтра, ровно в полночь, он придет. И так будет повторяться из года в год, много лет подряд, пока голоса Волшебного Мира не начнут потихоньку утихать, и Время не сотрет в памяти черты друзей, и пока Белая Страна и Звезда, указывающая на север, снова не позовут в ПУТЬ!