941

Далеко-далеко, за огромным Атлантическим океаном, лежит американский материк. В самом центре его, посреди необъятной канзаской степи, расположен Волшебный край. Он закрыт от остального мира высокими Кругосветными горами. Эту чудесную страну создал тысячу лет назад великан Торн, великий чародей из Атлантиды, и заколдовал ее так, чтобы никто из обычных людей не смог туда попасть. 
Чародей Торн хотел, чтобы в его страну пришли все сказочные существа, жившие на Земле: гномы, великаны, тролли, джинны, лешие, русалки, драконы и многие-многие другие, и остались бы там жить навсегда. Но каково же было его удивление, когда Торн заметил, что в его стране уже живут маленькие забавные человечки — Жевуны, Мигуны, Болтуны и Марраны! 
После смерти Торна прошло много-много лет, и однажды в Волшебной стране появились сразу четыре волшебницы. Добрых чародеек звали Стелла и Виллина, а злых колдуний — Гингема и Бастинда. А чуть позже в краю Торна появился Великий и Ужасный Гудвин. Он построил в Зеленой стране удивительный Изумрудный город — самый прекрасный город на свете. 
С той поры в краю Торна стали происходить самые невероятные события. О них были сложены тысячи чудесных сказок и легенд. Волшебница Стелла записывала эти увлекательные истории. Любой юный Жевун, Мигун, Болтун или Марран мог запросто придти в библиотеку Розового дворца и прочитать одну из многих тысяч увлекательных книжек, названных Стеллой “Сказки Изумрудного города”. 
Ребята, а вы хотите побывать в краю чародея Торна? Тогда возьмемся за руки и отправимся в путешествие в самую чудесную страну на свете! 

Глава 1. Девочка из Дарума

На западе края Торна лежит Голубая страна. Ее покрывают густые леса, а от Зеленой страны и Изумрудного города ее отгораживает Большая река.
В Голубой стране живут маленькие человечки — Жевуны. Их прозвали так, потому что со стороны кажется, будто они все время что-то жуют. На самом деле, это очень добрый и трудолюбивый народ. В краю Торна никто не умеет так искусно разводить сады и выращивать пшеницу, как Жевуны.
Увы, Жевуны очень робкий народ. Когда в их край однажды прибыла колдунья Гингема и объявила себя правительницей Голубой страны, Жевуны и не подумали возражать. Они только сняли свои голубые остроконечные шляпы с серебряными колокольчиками и заплакали. Уж очень злой оказалась эта Гингема! Она заставляла Жевунов собирать лягушек, змей и пауков, и приносить их в корзинах к своей пещере. Гингема варила из этой живности колдовское зелье и злобно хохотала. Ей нравилось, что ее подданные такие робкие и послушные.
Недалеко от пещеры Гингемы, на небольшой поляне посреди дремучего леса, находилась деревня Дарум. В ней жили собиратели самых вкусных и редких грибов, а также целебных трав, которые могли излечить людей от всех болезней.
Однажды в семье Дило Новина и его жены Гоны родилась дочка. Родители были уже довольно пожилыми, а девочка была их первым ребенком. Вся деревня сбежалась, чтобы полюбоваться на чудесные зеленые глаза девочка. Родители назвали ее Кориной. Отец решил сделать из нее лучшую сборщицу грибов в деревне, ну а мать мечтала передать ей все тайны своего ремесла травницы.
Увы, Корина оказалась на редкость ленивой и упрямой. Она терпеть не могла грибов, и морщила носик при виде кипрея или ландыша. Из цветов ей нравились только алые розы, но только потому, что они были очень красивые. Девочка любила закалывать красную розу в свои пышные темные волосы и разгуливать по деревне, ловя на себе восхищенные взгляды мальчишек.
Больше ничего Корина делать не желала. Когда мама просила дочку помочь убраться в доме или постирать белье, то Корина только фыркала в ответ.
— Ну вот, еще что придумала! Неохота нагибаться, от этого у меня спина очень болит! А от мыльной воды на руках появляются цыпки. Ужас, да и только!
— Тогда, может быть, приготовишь ужин, дочка? — со вздохом спрашивала мама, сама взяв веник с совком. — Отец скоро придет из леса, усталый и голодный.
— Фу, терпеть не могу готовить! О горячую печку можно запросто обжечься. Еще не хватало, чтобы мальчишки увидели волдыри на моих красивых пальчиках!
Гона с упреком качала головой, глядя на упрямую дочку. А ведь она-то так хотела, чтобы Корина стала ей помошницей в нелегкой домашней работе! Но увы, девочка оказалась ужасно ленивой. Но как на нее сердится? Ведь Корина была настоящей красавицей, а когда в доме звучал ее серебристый смех, то на сердце становилось легко и хорошо.
И Гона, вздохнув еще раз, сама выполняла всю работу по дому.
Дило Новину не нравилось, что дочка у него растет такой бездельницей. Однажды он в сердцах промолвил:
— Смотри, Корина, не пожалей потом! Ведь лень всегда ходит рука об руку со злом. А если Гингема узнает, что в нашей деревне растет такая упрямая и самолюбивая девочка? Колдунья тогда сядет в ступу, прилетит сюда и утащит тебя в свою пещеру!
Корина в отвел только расхохоталась.
— У-у-у, напугал! Очень я боюсь эту дурацкую Гингему. Пусть только попробует прилететь к нам в Дарум, я живо с ней разделаюсь! Может, я тоже волшебница, да еще почище самой Гингемы?
Дило и Гона переглянулись.
— А что же ты тогда не наколдуешь, чтобы чайник на плите закипел без всякого огня? — улыбнулась мать. — Нам с отцом не пришлось бы приносить дрова из сарая да разжигать печь.
— Почему, почему… — поморщилась Корина. — Вот пристали! Да потому, что мне лень колдовать! Уж лучше я пойду с ребятами на речку, искупаюсь! День-то сегодня какой расчудесный. Пока, мамуля, пока, папуля!
И, послав родителям воздушный поцелуй, Корина упорхнула из дома.
Дило и Гона дружно вздохнули.
— Ну что ты с ней поделаешь… — сказал огорченно отец. — Ладно, пойду за дровами сам. Не беда, пускай дочка отдыхает. Лишь бы Гингема на самом деле про нее не прознала. Вот тогда на самом деле случится большая беда!
Когда Корине исполнилось пять лет, то она стала такой красавицей, что все деревенские девочки стали ей завидовать. Они часто собирались стайками на берегу речки и, плетя венки из цветов, болтали о том и о сем, как это принято у девчонок. И больше всех они говорили о Корине.
— Эта Корина — такая толстушка! — возмущенно говорила Нава, худая, высокая девочка с бледным лицом и длинным носом. —
Щеки у Корины красные, словно натерты свеклой, а нос похож на кнопку. Фу, какая она уродина, даже смотреть противно! А уж задавака каких мало. Совсем с нами дружить не хочет. Только и делает, что возле мальчишек вертится! И что они в ней находят?
— Твоя правда, Нава! — кивнула Олма, толстая, некрасивая девочка с румяными щеками, длинными рыжими волосами и маленькими карими глазами. — Корина и на самом деле худущая, словно щепка. И как ветер ее не унесет к облакам, просто удивляюсь! А уж лицо у нее такое бледное, словно Корина каждый день щеки мелом натирает. А иметь такие большие зеленые глаза, по-моему, просто неприлично. То ли дело мои, карие! О волосах я уже и не говорю. Ну разве нормальная девочка станет закалывать в черные, словно уголь волосы, алую розу? Это же так некрасиво!
Другие девочки дружно кивали. Каждая находила в Корине какие-нибудь недостатки. Высокие считали ее коротышкой, маленькие — длинной дылдой, молчаливые — болтуньей, говорливые — немой, словно рыба. И все дружно называли Корину злой и противной задавакой.
На самом-то деле, каждая из девочек в глубине души мечтала стать подругой Корины. Да если бы хоть разочек пройтись по улице под руку с Кориной, дружно щелкая семечки и хохоча над какой-нибудь веселой историей! Мальчишки тотчас бы заметили это. “Корина с кем попало водить дружбу не будет!” — решили бы они, и стали бы с восхищением смотреть на новую подружку первой деревенской красавицы.
Увы, тайным мечтам дарумских девочек так и не суждено было сбыться. Корина дружила только с мальчиками, да так, что им доставалось по первое число. Бывало, только созреют в садах яблоки или груши ( а в Голубой стране, где царит вечное лето, такое случалось трижды в год), Корина собирала своих поклонников на поляне за околицей и говорила:
— Хотите, чтобы я подарила кому-нибудь из вас венок из ромашек?
— Конечно, хотим! — дружно кричали ребята, с обожанием глядя на красивую девочку.
— Тогда принесите мне самые большие яблоки и груши. Тот, чьи плоды будут самыми вкусными, и получит венок. Но чур, фрукты приносить не из своего сада, а из чужого!
— А почему не из своего? — спросил маленький Тим, который слыл самым робким из деревенских мальчишек.
— А потому, что чужие яблоки всегда вкуснее, — усмехалась Корина. — И потом, я хочу подарить свой венок самому смелому парню. А что за доблесть — взять да сорвать яблоко, которое висит рядом с крыльцом твоего дома? А вот забраться ночью к соседям, да так, чтобы они не услышали — вот это здорово!
Мальчишки уныло переглядывались. В Даруме, как и во всех деревнях Жевунов, не принято было лазить по чужим садам. Да и зачем, когда у каждого сад был не хуже, чем у соседей! А если у кого-нибудь и случался неурожай, то Жевуны всегда были готовы помочь соседу. Это был очень добрый и отзывчивый народ. А уж о воровстве здесь лет сто никто и не слыхивал. Но разве можно отказать Корине?
И вот, едва в садах поспевали фрукты, чуть ли не каждую ночь в Даруме то там, то здесь раздавался треск и шум. Наутро Жевуны с огорчением видели на своих деревьях множество поломанных веток, а на земле — ковер из сбитых плодов. А иногда они даже находили мальчишек, которые висели вниз головой, словно груши, зацепившись штанами за острые сучки.
“Ну что за чертик сидит в этой Корине? — вздыхали жители Дарума. — Откуда в ней столько недоброго баловства? Наверное, в этом виноваты ее родители. Надо приучать девочку к труду, а не потакать ее лени. Тогда Корине некогда будет шалить и морочить головы нашим оболтусам!”

Глава 2. Как Корина заблудилась в лесу

Жители Дарума так часто жаловались на Корину ее родителям, что Дило и Гона всерьез рассердились.
Однажды Гона разбудила дочку еще перед восходом солнца.
— Корина, пора вставать! — сказала она. — Сегодня мы пойдем с тобой на Васильковый луг, за лечебными травами. Пора тебе учиться ремеслу травницы. Тебе уже пять лет, а ты из цветов знаешь только розы да ромашки, просто стыдно перед соседями!
Корина открыла глаза и сладко зевнула. Но увидев, что за окном еще царят сумерки, заныла:
— Мамочка, да что же ты поднимаешь меня в этакую рань! На улице еще темно и холодно!
— Ничего, пока выйдем за околицу, расцветет и сразу потеплеет, — улыбнулась Гона, протягивая дочке платье.
— А трава… да сейчас же трава вся мокрая от росы! Я ноги могу промочить, а потом простудиться и умере-е-еть!
— Ну, этой беде легко помочь, — усмехнулась Гона и принесла из прихожей сапожки.
Корина надула губы, пытаясь придумать еще что-нибудь этакое, чтобы не вставать из теплой постели.
— А противные комары? — капризно молвила она. — Они же по утрам злющие-презлющие, и жалят так, что потом на щеках появляются красные волдыри. Фу, это так некрасиво! А еще по утрам в траве водится много лягушек. Ты же знаешь, мамочка, до чего я не люблю этих противных и склизких тварей!
Гона с улыбкой потрепала девочку по пышным волосам.
— Ничего страшного, не съедят тебя ни комары, ни лягушки. Зато мы наберем большую корзину васильков, кипрея, медуниц и других растений.
Сколько раз надо тебе повторять, что делать это следует именно по утрам, в полнолуние, когда целебная сила трав и цветов становится самой сильной? Потом я высушу растения на чердаке, и в воскресенье мы с отцом повезем их на ярмарку в Когиду. А там обменяем на новые башмачки. Ты хочешь новые башмачки, моя девонька?
— Башмачки-то я хочу, — буркнула Корина, неохотно одеваясь. — А собирать всякие там гадкие травы не желаю! Неужто нельзя получить башмачки просто так?
Гона осуждающе покачала головой.
— До чего ты ленива, дочка! Знай: без труда ничего не добьешься даже в нашем Волшебном краю. Это мы с отцом виноваты, разбаловали тебя. А ведь мы уже не молоды, нам нужна помощница!
Корина насупилась. Она надела сапожки, взяла в руки корзинку для трав, и пошла вслед за мамой по деревенской улице в сторону леса, поеживаясь от утренней прохлады. “Ну вот, дожила — работать заставляют! — ворчала она тихонько себе под нос. — Как будто я самая обыкновенная девочка. А я необычная, это я точно знаю! Интересно, а Гингема тоже работает? Ведь она чародейка, а чародейкам работать ни к чему. Небось, живет в роскошном дворце, а вокруг нее вертится тысяча разных слуг. Что Гингема не пожелает, то слуги тотчас исполнят. А не смогут, так колдунья произнесет какое-нибудь волшебное заклинание, и готово! Только успевай руки подставлять, как прямо из воздуха начинают сыпаться пирожки, груши да сливы — все, чего захочешь! Вот хоть бы денек так пожить, по-чародейски! И чего все Жевуны эту Гингему так боятся?”
Солнце уже поднялось над далекими горами, когда мама и дочка пришли на Васильковый луг. Он был покрыт сплошным разноцветным ковром цветов. Корина даже руками всплеснула от восторга.
— Мамочка, до чего же здесь красиво! — воскликнула она. — А запах какой чудесный — даже голова кружится!
Гона улыбнулась и, нагнувшись, сорвала небольшой стебелек с розочкой мелких красно-фиолетовых цветков.
— Это медуница, — сказала она. — Хороша для лечения простуды и кашля. Хочешь, собирай эти цветы, а я займусь васильками.
Корина состроила гримаску.
— Фу, терпеть не могу болеть простудой! И зачем нужно рвать эти цветы? Они такие красивые…Ой, ой!
Корина даже подпрыгнула от страха, заметив, что среди травы сидит зеленая лягушка. Девочка побежала с воплями на другой край луга, а когда остановилась, то увидела, что на высоком пне сидит серая ящерица и таращит на нее изумрудные глазки.
— Мамочка, змея! — завизжала Корина и помчалась в другую сторону.
Гона только руками развела, увидев, как Корина носится с воплями по лугу, пугаясь любой живности, даже обыкновенных кузнечиков.
— Нет, видно не получится из дочки травницы, — вздохнула Гона, и принялась сама собирать лечебные растения.
Узнав об этом, Дило Новин очень рассердился. На следующее утро он поднял дочку еще раньше.
— Сегодня мы пойдем в лес собирать грибы, — сказал он, сурово глядя на заспанную Корину. — Я покажу тебе, где растут самые лучшие в округе крапчатые грибы. Мы соберем их полную корзину, а потом на ярмарке в Когиде за них нам дадут не только башмачки, но и красивое платье. Разве ты не хочешь новое платье, дочка?
— Хочу! — капризно сказала Корина, нехотя одеваясь. — А вот твои противные грибы собирать вовсе не хочу. И чего они не растут у нас в саду, прямо под окном? Иди теперь за ними на край света, ноги белые ломай!
Но отец так сурово посмотрел на дочку, что та прикусила язычок.
Старый Дило повел дочку через глухой лес в сторону Гнилого болота. Там, посреди обширной топи, находился Еловый остров.
На этом острове росли самые большие крапчатые грибы. Но добраться туда было нелегко, брод через болото был узким и очень опасным. Стоило только ступить на шаг в сторону — и пиши пропало!
— Крапчатые грибы надо собирать в полнолуние, лучше — после сильного дождя, — говорил Дило, идя по лесной тропе вместе с дочкой. — Шляпки следует складывать в корзину со свежей крапивой, а затем пересыпать листьями ландыша. Мама покажет тебе потом, как из этих шляпок готовят целебный отвар….Ты слышишь меня, дочка?
— Слышу, слышу, — буркнула Корина.
Но на самом деле все, что говорил отец, пролетало у нее мимо ушей. Нет, не о грибах думала Корина! Она мечтала о том, как попадет во дворец к Гингеме и тоже станет волшебницей. И уж тогда она до конца жизни не прикоснется ни к противным целебным травам, ни к еще более противным грибам!
— Все, пришли, — сказал Дило.
Девочка осмотрелась и увидела, что они стоят на краю обширного болота, заросшего редкими кривыми сосенками и низким кустарником. Над серо-бурой жижей стелился слоистый туман. Было холодно, и Корина поежилась.
— Неужели мы полезем в эту, бр-р-р, грязную воду? — тревожно спросила она.
— Ничего не поделаешь, — пожал плечами Дило. — Да ты не бойся, в это время года здесь неглубоко. Ты в своих сапожках запросто дойдешь до Елового острова, и даже ног не замочишь. Только чур, иди за мной след в след и запоминай дорогу. Я вех здесь не ставил, не то завтра полдеревни сюда сбежится собирать мои грибы!
Дило решительно ступил в мутную воду. Корина от страха даже глаза зажмурила. Но ноги отца погрузились в густую жижу только по щиколотку.
Оглянувшись, Дило подмигнул дочке:
— Не трусь! Здесь до острова рукой подать.
Корина нехотя последовала за отцом. Не прошла она и трех шагов, как поскользнулась и едва не упала в трясину — хорошо, отец успел подхватить ее на руки.
— Не пойду я на твой гадкий остро-о-в! — разревелась Корина. — Иди са-а-ам!
Отец усадил ее на валун под елью и помог стащить с ног сапожки, хлебнувшие немного воды.
— Ну что с тобой поделать! — огорченно сказал Дило. — Э-эх, была бы ты парнем… Ну ладно, посиди здесь, подожди. Только уговор — никуда не уходи. Я скоро вернусь. Ладно?
Корина кивнула, продолжая всхлипывать.
Но стоило отцу уйти, как ей стало страшно. Туман над болотом еще больше сгустился, и полностью закрыл Еловый остров. Корина стала испуганно звать отца, но в ответ услышала где-то над головой только глухое карканье вороны.
— Ой, а вдруг здесь водятся волки? — испуганно пробормотала девочка, тревожно оглядываясь по сторонам.
И тут из-под соседнего куста сверкнули огоньки чьих-то глаз.
Это был любопытный барсук, живший неподалеку в глубокой норе.
— Волк… — прошептала Корина, вытаращив от испуга глаза.
— Воо-о-олк! Папа, папочка!
Она поспешно надела сырые сапожки и вскочила на валун. Барсук струсил и понесся прочь. Кусты так затрещали, что Корина совсем потеряла голову от страха.
— Воо-о-олк! — вопила Корина. — Папа, помоги!
Но отец не услышал ее. Он уже добрался до Елового острова и собирал там под густыми деревьями крапчатые грибы. Их было так много, что старый Дило чуть не пел от радости. “Э-эх, жаль дочка не видит этакую красоту! — думал он. — Надо было принести ее на остров хотя бы на руках. Корине пора привыкать к моему ремеслу. Конечно, для мальчика такая работа была бы куда сподручнее. Но ведь у меня родилась дочь, а не сын, что уж тут поделать?”
А Корина тем временем неслась через лес, не разбирая дороги и вопя от сраха. Ветки деревьев хлестали ее по лицу. Несколько раз девочка спотыкалась о стелющиеся по земле корни и падала, больно ударяя коленки. Но каждый раз она поднималась и продолжала бежать сама не зная куда.
Девочка остановилась, только когда окончательно выбилась из сил. Оглядевшись, она поняла, что заблудилась.

Глава 3. Встреча с колдуньей

— Папа! — закричала перепуганная Корина. — Папа-а-а!
Но отзывалось ей только гулкое эхо.
Всхлипывая, Корина пошла наугад по лесу. Впервые она пожалела, что прежде не слушала отца как следует. Старый Дило не раз говорил: “Заблудиться в лесу может только глупец. Запомни, девочка, наш дом находится на юге Голубой страны, по правую сторону от заходящего солнца…” Или по левую? Корина не могла толком вспомнить. Что-то отец ей рассказывал и о том, как определять стороны света по мху на стволах деревьев и по муравейникам… Но что?
Корине было страшно, как никогда в жизни. Где-то наверху, среди густых крон, светило солнце, но до земли доходили только редкие, тонкие лучи. Почва была упругой, ее устилала желтая прошлогодняя хвоя. То и дело Корине попадались заросли высокого папортника, громадные высокие мухоморы и множество других грибов.
Девочке очень хотелось пить и есть. Она помнила, что можно есть в сыром виде молодые побеги зонтичного папортника и несколько видов грибов, но не смогла их распознать. “И почему я, глупая, ничему не научилась ни у мамы, ни у папы? — запоздало пожалела она. — Ведь они столько рассказывали мне о секретах леса! А у меня, словно у дурочки, все влетало в одно ухо, а через другое тут же вылетало. Неужели, я так и погибну в этом темном лесу-у-у?”
Заплакав навзрыд, Корина пошла куда глаза глядят. Силы то и дело оставляли ее, и она отдыхала, сидя на пнях и на поваленных стволах. Но вездесущие комары не давали ей ни минуты покоя.
Только к вечеру обессилевшая и насмерть перепуганная девочка наконец-то вышла из леса. Она увидела большую гору, чья вершина уходила в серые облака. У ее подножия темнел вход в пещеру. Рядом с ним на высоком шесте скалил зубы лошадиный череп.
Из пещеры вышел большой волк и тихо зарычал.
— Посмотри, хозяйка, кто пожаловал к тебе в гости, — прорычал он.
Корина охнула и закрыла глаза.
— Мама… — прошептала она. — Мама!
Чуть позже из пещеры показалась старуха в темном мешковатом платье до пят. У нее было сморщенное смуглое лицо, седые всклокоченные волосы, крючковатый нос и хищные глаза. В руках старуха держала половник, которым она только что мешала суп из жирных уток в большом чугунном котле.
— Можно я съем эту девчонку, хозяйка? — оскалил железные клыки волк.
— Ого, какой зайчишка к нам прибежал, — усмехнулась старуха, вытирая руки о грязный передник. — Давненько Жевуны ко мне по своей воле не захаживали… А ведь она симпатяшка, Нарк! Какие белые ручки, какие пышные волосы! Вылитая я в молодости, честное слово.
Нарк покосился на седую старуху и проворчал:
— Вот уж не думал, что колдуньи были когда-то девчонками.
Страх у Корины немедленно пропал.
— Вы — колдунья Гингема? — недоверчиво спросила она.
— А что, непохожа? — оскалила желтые кривые клыки старуха.
— Еще как непохожа! — воскликнула Корина и озадаченно огляделась по сторонам. — Вы же правительница Голубой страны, верно?
— Ну, правительница, — кивнула Гингема.
— А где же ваш дворец? — спросила Корина. — Где ваши тысячи слуг? Разве правительницы могут жить в такой земляной дыре, словно лесной зверь?
Гингема нахмурилась.
— Много ты понимаешь, где должны жить правительницы, — проворчала она. — Все-таки я тебя, пожалуй, съем! Пещера ей моя не нравится… А может, мне здесь хорошо? Пожила я в молодости во дворцах, пожила, даже вспоминать о том не хочется…
— У-у-у, в нашем Даруме и то лучше, — разочарованно промолвила Корина. — Но раз уж я сюда попала… Бабушка, научите меня колдовать! Эти Жевуны до смерти надоели мне своими противными грибами, травами да ягодами. Да и папа с мамой покоя не давали, заставляли работать днем и ночью. А я хочу стать чародейкой, самой лучшей!.. Ну, конечно, чуть похуже, чем вы, бабушка Гингемочка, но зато лучше всех остальных волшебниц на свете!
— Бабушка… — буркнула Гингема, смерив Корину недобрым взглядом. — Ну, какая я тебе бабушка? Вот съем тебя за это, дерзкая девчонка, или отдам Нарку на растерзание!
Но Корина в ответ только улыбнулась, да так, что на ее розовых щеках появились очень симпатичные ямочки. Злость Гингемы сразу же прошла. Да и Нарк тоже перестал пожирать нежданную гостью злобным взглядом. Он уселся на землю и, высунув язык, стал насмешливо наблюдать за девочкой.
— Ладно, — поразмыслив, согласилась Гингема. — Пожалуй, не стану тебя есть. Хочешь, отвезу на помеле обратно в Дарум? Родители, небось, уже с ног сбились, разыскивая тебя по всему лесу.
Корина задумалась, а потом упрямо замотала головой.
— Нет уж, не стану я возвращаться! — заявила она. — Я чародейкой стать хочу. А мама с папой погорюют немного, да забудут обо мне.
Им травы да грибы дороже, чем родная дочка!
Гингема довольно расхохоталась.
— Молодец, девчонка! — молвила она. — Вижу, есть в тебе зло. Значит, из тебя может выйти толк. Не было у меня детей, а на старости лет вдруг появилась красивая дочка. Хочешь стать моей приемной дочкой, Корина? В пещере жить куда приятнее, чем в Даруме, это я точно говорю! И мне будет кому оставить в наследство Голубую страну, когда стану совсем старой. Ну ладно, пошли в пещеру, я накормлю тебя супом из уток. А потом поспи немного, отдохни с дороги.

Глава 4. Дочь Гингемы

Корина решила остаться жить в пещере Гингемы. “Наверное, Дило вместе с Гоной с ног сбились, пытаясь найти меня в лесу, — думала Корина, укладываясь после сытного обеда спать на мягкой медвежьей шкуре. — Так им и надо! Сами виноваты, что я заблудилась. Нечего было надо мной измываться и заставлять такую красавицу да умницу бродить по лугам и лесам на радость противным комарам!”
Но на следующее утро Гингема ее разбудила ни свет ни заря.
Девочка сладко зевнула и повернувшись на другой бок, натянула на голову теплую овчину, которая служила ей одеялом.
— Ой, мамочка, можно я еще немного посплю? — пробормотала она.
— Какая я тебе мамочка? — зло ощерилась Гингема. — Ты же звала меня бабушкой! А бабушки бывают очень даже вредными, особенно если их внучки начинают лениться. Ну-ка, Нарк, помоги девочке проснуться!
Волк завыл и заклацал клыками, да так громко и страшно, что Корина мигом вскочила на ноги.
— Вот так то лучше, — хохотнула довольно Гингема. — Ишь ты, чародейкой стать она хочет… А спит целыми днями, словно сурок. Во сне разве колдовским заклинаниям научишься? Ну-ка, лентяйка, иди умываться!
Девочка растерянно огляделась.
— А где же здесь умывальник?
— А ты выйди из пещеры и увидишь, что со склона горы течет ручеек. Вот он и будет твоим умывальником, — ухмыльнулась Гингема.
Корина вздохнула и умылась из ручейка. До чего же вода была в нем холодная! Но Нарк следил на ней такими свирепыми глазами, что девочка не посмела даже пикнуть.
— Бр-р-р… а где полотенце? — стуча зубами спросила она.
— Видишь, среди валунов растут лопухи? Вот они и будут твоим полотенцем — выбирай любое! — молвила Гингема. — А захочешь почистить зубы, то можешь взять на палец немного пепла из остывшего костра.
— А чем расчесывать мои чудесные волосы, пятерней что ли? — съязвила Корина.
— Ну почему же, я дам тебя свой костяной гребень, — усмехнулась Гингема. — Для такой красавицы ничего не жалко! А вот зеркала у меня нет, уж не обессудь. Ничего, в луже вода чистая, в нее и смотрись, когда будешь расчесываться.
Корине ничего не оставалось делать, как последовать советам колдуньи. Приведя себя в порядок, она с упреком посмотрела на Гингему.
— Вот уж не думала, что колдуньи так живут, — фыркнула она.
— На что вам тогда чародейская сила, мамочка, если вы даже зубной порошок сотворить не можете?
Гингеме очень понравилось, что Корина назвала ее не бабушкой, а мамочкой, и потому она не стала сердиться.
— Очень надо тратить чародейскую силу на такие пустяки! — молвила она. — У меня есть дела поважнее.
— Какие такие дела? — заинтересовалась Корина.
— Потом узнаешь, — махнула рукой Гингема. — Ну, девочка, пошли завтракать. Вчера я собрала в лесу такие сладкие коренья, пальчики оближешь!.. А потом так и быть, я с тобой позанимаюсь. Но немного, потому что у меня дел невпроворот. Думаешь, легко править целой страной? За этими Жевунами нужен глаз да глаз!
Корина вслед за Гингемой и Нарком вернулась в пещеру. И только сейчас, при утреннем свете, смогла ее как следует рассмотреть. То, что увидела девочка, заставило ее позеленеть от страха.
Посреди пещеры на очаге, сложенном из камней, стоял большой чугунный котел с желто-зеленым варевом. От него пахло так дурно, что у девочки даже заружилась голова. Со стен пещеры свисали гроздья сушеных мышей, лягушек и змей. На полках стояли глиняные горшки, доверху наполненные сухими пауками. А над головой девочки висело чучело здоровенного зеленого крокодила с длинной зубастой пастью.
— Ой! — выдохнула Корина и от испуга села на земляной пол.
Нарк рыкнул.
— А ведь она трусиха, эта девчонка! Из такой колдуньи не получится.
— Получится, получится! — торопливо закричала Корина и вскочила вновь на ноги. — Подумаешь, сухие мыши, какая невидаль! Я у себя в Даруме и живых-то ни чуточки не боялась. А змей и вовсе за хвост таскала, словно котят… Ой-ой-ой!
Корина завизжала, увидев неподалеку большую пятнистую змею, обвивавшую деревянный столб.
Гингема подошла к змее и ласково погладила ее по большой плоской голове. Та от удовольствия даже высунула из пасти длинный раздвоенный язык.
— Это Лашка, удав, а вернее, удавиха, — тепло молвила старуха. — Лашку подарила мне одноглазая уродина Бастинда, правительница Фиолетовой страны. Мы с Бастиндой сестры, и обе — колдуньи, но не больно-то любим друг друга. Небось, Бастинда надеялась, что Лашка меня удавит, и тогда Голубая страна достанется ей! Но мы с Лашкой подружились. Я скармливаю ей самых лучших лягушек да мышей, которых приносят к пещере раз в неделю Жевуны.
— Выходит, Лашка добрая? — робко спросила Корина.
— Добрая? — расхохоталась колдунья. — А ты дай Лашке обнять себя за плечи, тогда увидишь, какая она добрая! Только косточки твои затрещат! Но вообще-то она смирная, на своих не бросается. А вот Жевуны при виде ее трясутся, словно листья на ветру. Иди, доченька, погладь мою удавиху!
Корина зажмурила глаза и вытянула дрожащую руку. Лашка сама потерлась о нее головой и зашипела от удовольствия.
— Похоже, вы скоро подружитесь, — довольно улыбнулась Гингема. — Ну, девонька, а теперь хватит отдыхать. Ты ведь хочешь учиться волшебству, верно?
— Еще как хочу! — закричала Корина, забыв о своих страхах.
— Ну, тогда принимайся за работу. Мне надо сейчас улетать по делу в другой конец Голубой страны. К вечеру я вернусь. А ты бери метлу да подмети пол в пещере как следует. А потом перебери связки с сухими мышами, выброси тех, что испортились. Когда закончишь, набери у ручья в ведерко песка, возьми тряпки и почисти снаружи котел — уж больно он закоптился вчера, когда я варила колдовское зелье.
Корина даже глаза выпучила от возмущения.
— Что-о-о? Разве так учатся волшебству?
— Именно так, — кивнула Гингема. — Придется тебе потрудиться как следует, доченька. И не только сегодня, но и завтра, и послезавтра. Запомни: колдовское ремесло — самое трудное на свете! Лентяям здесь делать нечего. Подумай еще раз, Корина — может, я все-таки отвезу тебя в Дарум?
Корина задумалась, а затем мотнула головой.
— Не-а, не хочу! Ладно, уберу твою противную пещеру и переберу твоих гадких мышей. Чего только не сделаешь, чтобы стать настоящей чародейкой!
— Молодец, дочка! — одобрительно молвила Гингема. Она села в ступу, взяла в руку колдовскую метлу и взмыла в небо. Вскоре она скрылась за вершинами деревьев.
Корина завистливо проводила ее взглядом. Вот бы ей так пролететь над Дарумом на ступе! Все девчонки просто умерли бы на месте от зависти. А мальчишки, наоборот, стали бы восхищаться ею еще больше. И особенно рыжий, веснушчатый Тим. Он итак прежде не сводил с нее, Корины, восхищенных глаз. А когда она станет колдуньей, то наверное, влюбится в нее на всю жизнь!
Корина даже улыбнулась, представив вытаращенные, восхищенные глаза Тима. Но когда Нарк поднес ей в зубах метлу, то улыбка сбежала с лица девочки.
— Это что, колдовская метла? — подозрительно спросила она.
Волк положил метлу на пол и мотнул головой.
— Нет, самая что ни на есть обыкновенная. За дело, Корина!

Глава 5. Как Корина училась работать

К вечеру Гингема вернулась, усталая но довольная. В руках она держала большой сверток. Выбравшись из ступы, колдунья пошла к пещере, что-то весело напевая себе под крючковатый нос.
Подойдя к горе, она даже охнула от изумления и выронила сверток из рук.
В пещере стояла пыль столбом. Это Нарк, держа в зубах древко метлы, неумело мел пол. А удавиха Лашка, высоко подняв голову, внимательно осматривала свисающие со стен снизки сушеных мышей. Если она видела мышь, покрытую плесенью, то откусывала ее и выплевывала, да так ловко, что та попадала прямо в большой глиняный горшок. А вокруг чугунного котла с обреченным видом прохаживались три больших барсука и чистили копоть тряпками.
При виде колдуньи они испуганно пискнули и опрометью помчались в лес.
— Это еще что? — возмутилась колдунья, потрясая костлявыми кулаками. — Где эта мерзкая лентяйка? Неужели, убежала? Вот я ее сейчас догоню, и задам по первое число!
Тотчас из-за валуна выглянула Корина. Она держала в руках венок из одуванчиков.
— Никуда я не убегала, мамочка! — рассмеялась девочка. — Мне здесь очень нравится, зачем же убегать? Видишь, какой венок я сплела? Хочешь, подарю?
Гингема онемела от возмущения. А Корина спокойно подошла к ней, забралась на ступу и надела венок на седую голову колдуньи.
— Вот так будет лучше, — молвила она. — Мамочка, ты сразу стала куда красивее! Хочешь, я каждый день буду сплетать для тебя веночки?
Колдунья зло ощерилась.
— Ты мне зубы-то не заговаривай, — уже более мирным тоном промолвила она. — Признавайся, почему не выполнила мой приказ?
— Почему же не выполнила? — округлила от удивления Корина. — Да ты только посмотри, мамочка, как в пещере стало чисто! И мыши перебраны, и змеи, и даже сушеные лягушки. Те, что испортились, лежат во-он в том глиняном горшке. Только вынести я его из пещеры не смогла, больно уж он тяжелый. Вот если бы ты научила меня такому волшебному заклинанию, чтобы я стала сильной-пресильной, тогда бы я и с этой работой справилась!
Колдунья погрозила ей пальцем.
— Ну и хитра ты, девонька! Надо же, до чего додумалась — Нарка заставила пол мести! И даже Лашку к делу приспособила. И как она тебя не проглотила?
Корина улыбнулась так, что на ее розовых щечках вновь появились чудесные ямочки.
— Да что ты, мамочка? Лашка такая ласковая! Обожает, когда ее глядят по голове. А Нарк просто млеет, когда ему чешут за правым ухом.
— Хм-м-м… а я и не знала, — призналась колдунья. — А как же ты заставила барсуков чистить котел?
— Так они же любопытные, просто сил нет! — рассмеялась Корина. — Как только я уселась на полянке и стала плести венок, так они сразу из-за деревьев выбрались, чтобы на меня поглазеть. Ну, а я подмигнула Нарку, и он живо пригнал барсуков в пещеру. А когда они увидели там Лашку с разинутой пастью, то с перепугу не только котел, а что хочешь стали бы чистить!
Гингема озадаченно почесала затылок.
— А ты хитра, дочка, и это хорошо. Нам, колдуньям, без хитрости никак нельзя! Только вот лень твою я никак не одобряю. Иди-ка, приготовь мне поесть. Уж больно я устала да проголодалась.
— Сейчас, мамочка! — с готовностью воскликнула Корина. — Только я сначала сбегаю в лес за малиной да за черникой. Знаешь, как полезно есть эти ягоды перед ужином? Нарк, пошли!
Волк взглянул на колдунью виноватым взглядом, а затем подошел к девочке и присел перед ней на задние лапы. Корина мигом вскочила ему на спину.
— Пока, мамочка, приятного тебе аппетита! — крикнула она.
Волк торопливо побежал к лесу.
— Эй, да ты лукошко забыла взять! — крикнула им вслед Гингема.
— Ничего, я в листике тебе чего-нибудь принесу! — расхохоталась Корина, держась за густой мех волка так, чтобы не упасть.
Гингема только руками развела, глядя ей вслед.
— Просто глазам своим не верю… — пробормотала она. — И когда это девчонка сумела так быстро приручить Нарка? Эй, Лашка, а ты чего ей в рот глядела? Ты же удавиха, а не ящерица болотная, тебя все бояться должны!
Лашка тихо уползла в самый темный угол пещеры. Ей было стыдно за то, что маленькая Корина заставила ее работать вместо себя.
Пришлось Гингеме самой готовить ужин.
“А эта Корина не так проста, какой кажется, — думала колдунья, помешивая половником остатки вчерашнего супа из уток. — Девчонка, конечно, лентяйка, каких свет не видывал. Но до чего же обаятельная! Такая далеко пойдет. Глядишь, и до самого Изумрудного города доберется, и станет там королевой.
А что — когда Корина подрастет, она и самого великого Гудвина вокруг пальца обвести сможет!”

Глава 6. Ловушка для колдуньи

Так проходили день за днем, месяц за месяцем. Каждое утро Гингема отправлялась на своей ступе в путешествие по Голубой стране, и оставляла хозяйничать в пещере юную Корину. Та клялась, что будет работать до самого вечера не разгибая спины, но лишь только колдунья исчезала среди облаков, как сразу же принималась за разные игры и шалости. Она перезнакомилась со всей окрестной живностью, и сумела подружиться даже с осторожными лисами, живущими в овраге возле лесного озера. Все животные очень боялись Нарка, а еще больше удавиху Лашку — таких огромных змей в Голубой стране никогда не водилось. Но увидев, что Корина запросто командует ими, осмелели и стали приходить к пещере по первому зову девочки.
А уж она находила для всех работу, только успевай поворачиваться! Барсуки чистили посуду в ручье, хомяки собирали с пшеничных полей зерно и сами мололи его в каменной ступке, птицы стирали белье и высушивали его на ветру, летая с простынями в клювах над вершинами деревьев. Маленький олененок приносил целые кусты голубики и малины со спелыми ягодами. И даже злющие лесные пчелы наполняли янтарным медом глиняный кувшинчик, который ставила для них Корина на валуне возле входа в пещеру.
Все ладилось у маленькой Жевуньи, причем ей самой для этого и пальцем о палец не нужно было ударять. Гингема даже не знала, сердиться ей на свою приемную дочку или наоборот хвалить ее. А Корина каждый вечер после ужина, когда колдунья становилась чуть добрее, садилась к ней на колени, обнимала за шею и просила:
— Мамочка, когда же ты станешь учить меня волшебству? Я уж-ж-жасно этого хочу!
Гингема только ворчала в ответ:
— Ничего у тебя не получится!
— Это еще почему? Ведь ты колдуешь с помощью своей колдовской книги, а читать мама Гона меня научила. Я бы и сама давно прочла твою книгу, да не могу найти ее. И куда ты ее прячешь, а?
— Ишь, чего захотела! — фыркала Гингема. — Дай тебе только на минутку мою чародейскую книгу, ты таких дел натворишь — за год не расхлебать!.. Сначала тебе надо многому-многому научиться. Но учиться придется самой, понятно? Тут уж на лесных зверей свои заботы не перевалишь, не выйдет!
Корина обиженно надувала губки.
— Фу, какая ты все-таки гадкая! Я вовсе и не желаю, чтобы за меня учились кроты да сороки. Сама справлюсь! Знаешь, какая я умная? Вот ты — великая колдунья, а все равно не умеешь сделать так, чтобы тебе прямо в постель зайцы приносили чернику да землянику. А я умею!
Гингема задумчиво молчала. И на самом деле, ее приемная дочка умела каким-то чудесным образом властвовать над всеми животными, птицами и даже насекомыми. А уж из Нарка и вовсе научилась просто веревки вить. А ведь девчонка вовсе не мед! Она бывала и капризной, и взбаламашной, и упрямой, и раздражительной и даже жестокой. Случалось, она выкидывала с Нарком всякие злые штучки: то привязывала к его хвосту пук пылающей соломы, то вдруг окатывала ведром холодной воды. Но иногда она обнимала могучего волка за шею, и начинала что-то горячо шептать ему в ухо. Нарк, который не слыхивал ни от кого и ласкового слова, буквально таял в такие минуты. За эту редкую ласку волк был готов терпеть от своей юной хозяйки буквально все.
Еще больше полюбила девочку Лашка. Огромная змея буквально млела, когда Корина начинала чесать ее чешуйчатую шею.
Целые дни напролет Корина проводила в веселых играх и забавах. Бобры построили для нее маленькую лодку, и девочка нередко каталась на ней по лесному озеру. Она лежала на дне лодки, застланном соломой и, заложив руки за голову, любовалась облаками. Бобры тем временем дружно толкали лодку, а птицы бросали в нее цветы, сорванные на лесных полянах.
“Когда-нибудь, я все-таки заставлю эту противную Гингему научить меня волшебным заклинаниям, — размышляла Корина, лениво покусывая соломинку. — Уж тогда я и дня лишнего не останусь в этой дурацкой пещере — нет уж, дудки! Я вернусь в Дарум, и покажу всем девчонкам и мальчишкам, какой великой чародейкой я стала! Тим просто остолбенеет, когда я оспылю его бриллиантами да изумрудами. Ну, а родителям я построю новый дом, самый красивый на свете!”
Вспоминая о старых Дило и Гоне, девочка грустно вздыхала. Как там они живут, без нее? Может, стоит послушаться Гингему и навестить родителей хотя бы разок?
Но потом Корина вспоминала, как ругали ее отец с матерью за лень, как пытались приучить ее к сбору трав да грибов, и в глазах девочки появлялся злой огонь. Нет уж, обойдутся! Сами виноваты, что так издевались над своей единственной дочкой. Теперь у нее новая мама — Гингема, и больше никого ей не надо!
Корине очень понравилось властвовать над лесными зверями. Когда-то она точно так же командовала и над дарумскими мальчишками. Вот бы когда-нибудь ей стать настоящей королевой! Но не здесь, конечно, не в Голубой стране. Ее столица Когида была лишь большой деревней, и только. В ней и королевского дворца-то никогда не было!
То ли дело Изумрудный город! Гингема не раз рассказывала ей про эту чудесную столицу Зеленой страны, расположенную в самом центре огромного края Торна. К Изумрудному городу вела дорога из желтого кирпича, но путь туда был очень долгим и опасным. А самое главное, там жил Великий и Ужасный Гудвин, самый могущественный чародей на свете. Его опасалась и уважала даже Гингема.
Опасалась — и все же мечтала его победить! Наверное, ради этого Гингема часто улетала в путешествие по Голубой стране. Кажется, она что-то давно и упорно искала, но что — Корина не знала, а колдунья объяснять не хотела.
Зато Гингема немало рассказала своей приемной дочке о крае Торна. Оказалось, что Голубая страна занимает всю ее западную часть, и от Зеленой страны ее отделяет Большая река. На юге находится Розовая страна, которой правила добрая волшебница Стелла. Ее подданых звали Болтунами. Рядом с Розовой страной находились высокие горы, в которых жили суровые воинственные Марраны, прозванные Прыгунами. На востоке, среди густых лесов, лежала Фиолетовая страна, в который жили мастеровитые Мигуны. Этой страной правила колдунья Бастинда, сестра Гингемы. И наконец, на севере расстилалась обширная Желтая страна, которой правила добрая старая волшебница Виллина. Ее Гингема почему-то ненавидела больше всех других чародеек.
Корине нравилось слушать эти рассказы. И она решила, что как только вырастет и станет колдуньей, то обязательно постарается стать королевой какой-нибудь из этих стран. Но только не Голубой, здесь ей давно надоело. А вот почему бы не прогнать волшебницу Стеллу из Розового дворца? Конечно, Стелла — могущественная чародейка, но ведь она ДОБРАЯ. А что может Добро сделать со Злом? Ничего! Так было и в Даруме — самые злые мальчишгки всегда верховодили над другими парнями, потому что те не решали дать им отпор.
От подобных мечтаний у Корины даже кружилась голова. Но потом она вспоминала, что проходит день за днем, а она еще не научилась даже самому малюсенькому колдовству, и у нее сразу портилось настроение. “Ну ладно, мамочка, я тебе устрою”, — однажды решила она.
Однажды вечером ничего не подозревавшая Гингема как всегда вернулась из долгого странствия по Голубой стране. На этот раз в руках у нее ничего не было, и потому колдунья была явно не в духе.
Едва она опустилась на поляну рядом с пещерой, как вдруг земля расступилась, и ступа рухнула в какую-то яму. Гингема полетела вниз и пребольно ударилась спиной о землю.
Едва она с проклятиями поднялась на ноги, как сверху на нее полился поток холодной воды.
— Ой-ой-ой! — закричала Гингема. — Это еще что за глупые шутки? Корина, прекрати немедленно!
Вода перестала хлестать, и Гингема увидела, как над краем ямы появилась голова Корины. Девочка ехидно улыбалась.
— Прекращу, мамуля, если обещаешь завтра же начать учить меня колдовству!
— Еще чего захотела!
Корина развела руками.
— Мамочка, подумай как следует. Мои зверушки целый день наполняли котел водой из ручья. Если я прикажу, то они наклонят котел чуть посильнее, и вода зальет тебя по самую голову. А ведь ты не можешь колдовать, когда стоишь в воде, верно?
Гингема даже рот приоткрыла от изумления.
— С чего ты так решила?
— Однажды ты проговорилась, мамуля, что Бастинда больше всего на свете боится воды, и потому и шагу не делает без зонтика. Вот я и подумала: раз вы — сестры, то и ты тоже должна недолюбливать воду!
— Ах ты мерзавка, — пробормотала Гингема, у которой от сырости стали стучать зубы. — Немедленно прекрати свои дурацкие шалости!
Но Корина только покачала головой.
— Ну уж нет! Ты сама учила меня, мамочка, что Зло сильнее Добра. Я три года была добрая-добрая, и все делала, чтобы тебе угодить. И что толку? А вот теперь я поймала тебя в хитрую ловушку. Может, ты перестанешь упрямиться, и пообещаешь учить меня колдовству? А если не захочешь, тебе же хуже будет!
Гингема сурово нахмурилась.
— И ты готова погубить свою дорогую мамочку, чтобы добиться своей цели и стать колдуньей?
Корина заколебалась. Ей было жалко Гингему. Но отступать девочка не собиралась.
— Да! — в отчаянии выкрикнула она. — Да, да, да!
Неожиданно, Гингема разразилась довольным смехом.
— Вот этого-то я и ждала от тебя целых три года, доченька! Мало быть ленивой да упрямой, чтобы обучаться колдовским заклинаниям. Я давно ждала, пока Зло поселится в твоей душе. Наконец, ты разозлилась на меня по-настоящему, и это очень хорошо! Ведь и я когда-то силой заставила свою мамочку учить меня тайнам Темной магии. А теперь настал твой час!
Гингема щелкнула пальцами, что-то прошептала — и тотчас какая-то невидимая сила подняла ее из ямы. Корина с криком отшатнулась, споткнулась о камень и сильно ударилась спиной о землю. Но она даже не почувствовала этого, настолько была удивлена. До сих Гингема при ней не проявляла по-настоящему свою чародейскую силу, так что девочка порой забывала, что живет вместе с великой колдуньей. Но сейчас Гингема показала себя во всем своем могуществе!
Барсуки, суслики, зайцы и другие зверушки, которые помогали Нарку и Лашке опрокидывать котел с водой, сразу же разбежались кто куда. Гингема вновь щелкнула пальцами — и из днища котла появились длинные толстые ножки. Котел поклонился своей хозяйке, вылил из себя остатки воды, а затем вернулся в пещеру на прежнее место.
Нарк и Лашка страшно испугались. Волк упал на брюхо, пополз к колдунье и взмолился:
— Прости нас, великая Гингема! Эта девчонка просто закружила нам головы!
Гингема взяла половник, и тот немедленно превратился в золотой посох. Подняв его, колдунья крикнула:
— Сверкайте, молнии! Греми, гром! Сегодня у меня счастливый день! Сегодня моя приемная дочка не просто шалила, а совершила Зло, напав на свою мать! Значит, настала пора ей становиться колдуньей, ха-ха-ха!
И тотчас над горой посреди чистого неба стали сгущаться темные облака, а чуть позже в воздухе зазмеились белые молнии.
Гроза разразилась такая страшная, что Жевуны во всех окрестных деревнях попрятались в подвалах да погребах. “Наверное, это правительница Гингема сердится на нас! — перешептывались они. — Надо в следующий раз принести к пещере побольше ее любимых лягушек, пауков да мышек. О-ох, до чего же мы боимся всю эту пакость — но что поделаешь?”
Жевуны даже не подозревали, что их правительница сегодня вовсе не сердилась, а наоборот, радовалась.
С этого дня Гингема стала обучать свою приемную дочку Корину чародейству.

Глава 7. Уроки волшебства

— Да не град делай, а дождь! Ой, как больно! Что же ты делаешь, бестолковая?
Крупная, величиной со сливу градина упала прямо на крючковатый нос Гингеме, и ведьма завертелась на месте от боли.
Корина хихикнула. Она сидела на плоском камне, возле шеста с лошадиным черепом, и колдовала. Вернее, пыталась колдовать, но все шло у нее наперекосяк. Она путала заклинания, и вместо “буфало-муфало-хруфало” произносила “бухвало-трухвало-мухвало”, поднимала не левую руку, а правую, сгибала на руках не мизинцы, а большие пальцы.
В результате вместо легкого облачка появлялась грозовая туча, а то и просто стая галок.
Южный ветер оборачивался холодным туманом, землетрясение — нашествием лягушек, гроза — снегопадом.
Но чаще всего у Корины вообще ничего не получалось. В голове у нее замешалась каша из ежедневных уроков Гингемы, и расхлебать ее было сложно. К великому разочарованию девочки, колдовать оказалось совсем нелегко. Да и что это за магия — вызывать дожди да ураганы? Выяснилось, что всесильная Гингема вовсе не всесильна. Она не знала даже, как волшебством сотворить тарелку горячих, вкусных пирожков. Тоже мне колдунья!
Нарк, как всегда, сидел неподалеку, и высунув язык, с усмешкой наблюдал за неудачными опытами Корины.
— По-моему, надо было сказать не “бумбало-дурбало”, а “думбало-бурбало”, — подсказал он девочке, которая пыталась с помощью заклинания вырастить из одуванчика маленькую сосну.
— Да знаю я, знаю, — буркнула Корина. — Не учи ученую! У меня память получше твоей будет, понятно?
Она произнесла заклинание еще раз, и опять все перепутала. В результате одуванчик превратился в странного полупрозрачного зверька, словно бы сваренного из студня. У него одно ухо было длинное, как у зайца, а другое — похожее на крыло бабочки. Вместо носа на голове зверька красовалась морковка, а лапами ему служили кривые колесики. Зверек выдвинул три глаза на длинных стебельках, взглянул на рассерженную донельзя Гингему, сидевшую неподалеку на валуне, ойкнул от страха и с визгом укатил в лес.
Корина расхохоталась, глядя ему вслед.
— А это еще что за чудо-юдо у меня получилось?
Гингема вздохнула, осуждающе покачав головой.
— Никогда не видела такого зверька. Вроде, на зайца похож, а пахнет, словно мухомор. И сколько таких уродцев ты уже сотворила, бестолковая? Даже мне в лес теперь войти страшно!
Корина беспечно махнула рукой.
— Подумаешь! Ну, ошибся человек чуть-чуть, что за беда? Это я просто устала сегодня до невозможности. Надоело колдовать, хочу гулять! Нарк, побежали за малиной, а?
Волк вопросительно посмотрел на колдунью. Та только раздраженно поморщилась.
— Ладно уж, идите! Все равно толку от тебя сегодня никакого нет, лентяйка этакая! Подметать пещеру, небось, сегодня опять Лашку заставишь?
— Не-а! — улыбнулась Корина, залезая на спину волка. — Сегодня очередь Финтифлюшки.
— Кого, кого? — не поняла Гингема.
— Ну, Финтифлюшка, разве ты ее не помнишь? Эта такая зверюшка, похожая на кувшин с хвостом — я на прошлой неделе ее нечаянно сотворила вместо железной кружки, — пояснила Корина. — А мыть посуду будут Лакомка с Листиком. Ну, а стирать, пожалуй, станет Красный Шарик. Хотя нет, он в прошлый раз свалился в корыто и выпил всю мыльную воду. Насилу мы с Лашкой его оттуда вытащили! Пусть сегодня стираешь Бурчалка. Как-никак, у него семь рук, и мыло он есть не любит — у него от мыла в животе бурчит! Эй, ребята, выходите, хватит вам прятаться!
Тотчас из-за деревьев вышли странные, ни на что не похожие существа. Гингема даже с досады сплюнула, глядя на этих уродцев.
И когда Корина успела их наплодить? Вот и учи такую глупышку колдовству!
Желтая в синюю полоску Финтифлюшка, на самом деле очень похожая на высокий кувшин с мохнатым хвостом, семеня короткими лапками, подбежала к метле и, обхватив ее гибкими лапками, сразу принялась за уборку пещеры. Два паукообразных создания с лягушачьими головами, шипя и толкаясь, принялись наливать в медный таз воду, готовясь к мытью посуды. А похожий на желтую репу Бурчалка, что-то ворча себе под длинный хобот, направился деревянному корыту. Он терпеть не мог заниматься стиркой, потому что от мыльной пены у него немедленно начинался насморк. Но разве можно было отказать Корине?
Гингема только рукой махнула от досады.
— Ладно, лопай свою малину, — безнадежно сказала она. — Но учти — если ты и завтра будешь дурака валять, а не учиться заклинаниям, то нашим занятиям конец! Найдутся у меня дела поважнее, чам учить тебя носить воду в решете. К тому же, я почти нашла, то что искала столько лет…
Гингема вовремя прикусила язык, поняв, что едва не проболталась о своей главной тайне. Но Корина только беспечно махнула ей рукой и ускакала в лес.
На следующее утро Корина проснулась как никогда рано. “Наверное, вчера я здорово переела малины, — подумала девочка, потягиваясь на своем мягком меховой ложе. — Еще солнышко над лесом не поднялось, а мне спать уже не хочется! Ну, просто возмутительно!”
Она сладко зевнула и произнесла одевальное заклинание. И тотчас из-под стула к ней неспешно затопали башмачки. За ними словно гусеницы поползли носки, а розовое платье поплыло в воздухе, размахивая рукавами и ухая, словно привидение.
Это было единственное колдовство, которое выучила Корина. Уж больно она не любила сама одеваться!
Гингема, которая разжигала дрова под котлом, осуждающе покачала головой.
— И как тебе не стыдно быть такой лентяйкой, доченька? Дай тебе волю, из кровати до вечера вставать не захочешь. А ведь ты должна научиться всему, что умею я! Когда я все-таки найду волшебные книги Торна, мы с тобой сотворим великие дела!
— Какие-такие книги Торна? — удивилась Корина, поднимая руки так, чтобы платье само наделось на нее сверху. — Мамочка, про них ты мне ничего не рассказывала!
Гингема нахмурилась, поняв, что проговорилась. А потом махнула рукой.
— Э-э, да что уж теперь скрывать! Дочка, я тебе поведаю удивительную историю. Только давай выйдем на свежий воздух, уж больно в пещере дым глаза ест.
Одевшись, Корина вышла вместе с Гингемой из пещеры, уселась на валуне, взяла яблоко и, болтая ногами, стала слушать.
Оказалось, что Гингема с давних пор была очень зла на людей. Там, в Большом мире, колдунье причинили много обид, и потому она мечтала извести весь род людской. Но ее колдовской силы не доставало для этого. И тогда Гингема прознала про три волшебные книги, которые когда-то в древности написал великий чародей Торн, создатель Волшебного края. И колдунья решила — эти книги обязательно надо раздобыть!
— Много дней я блуждала по канзаской степи в поисках Кругосветных гор, — рассказывала Гингема, опираясь на длинный половник. — Ведь горы заколдованы самим Торном — поди их, разгляди! Но наконец, мне повезло. Я собрала последние силы и перемахнула через высокий перевал и опустилась на поляну посреди леса. Ну, думаю, сейчас быстренько завоюю эту страну, а потом прилягу, отдохну с дороги. А уж назавтра займусь поисками книг Торна.
Не тут-то было! Я и глазом моргнуть не успела, как на поляне словно из воздуха появились еще три волшебницы. Одна из них была моя одноглазая сестричка Бастинда, чтобы ей лопнуть! Двух других я тоже знала — это были добрые волшебницы Стелла и Виллина.
Хотела я всех их прогнать, да не получилось. Пришлось нам поделить край Торна. Мне досталась Голубая страна, Бастинде — Фиолетовая, Стелле — Розовая, ну а Виллине — Желтая. Зеленую страну мы решили оставить в покое, и правильно сделали — ведь много лет спустя ее завоевал Великий и Ужасный Гудвин!
Понятное дело, что мои соперницы прилетели в этот край за Кругосветными горами не просто так. Они тоже прознали про книги Торна, и тоже хотели ими завладеть.
— А что же хорошего в тех трех книгах? — удивилась Корина, грызя яблоко. — Ты и без того великая колдунья, мамочка!
— Так-то оно так, — самодовольно кивнула Гингема. — Но в одной из книг Торна рассказывается, как вызывать страшный ураган, который мог прокатиться аж по всей земле! Вот такой ураган мне и нужен был, чтобы уничтожить всех ничтожных людишек на свете.
— А зачем их уничтожать? — округлила глаза Корина. — Чем они провинились-то?
— О-о, они очень сильно меня обидели! — крикнула Гингема и потрясла в воздухе кулаком. — Когда подрастешь, я расскажу тебе эту историю… Ну, вот с тех пор я и рышу по Голубой стране, ищу книги Торна. И вчера, наконец, нашла одного старого ворона, который некогда жил в замке Торна. Он-то мне и подсказал, где можно найти по крайней мере одну книгу великого чародея! Оказывается, ее давным-давно украл филин по имени Тилбур, и спрятал где-то в лесу у подножия Кругосветных гор. И когда я завладею ей, то мы… О, мы сначала прогоним Бастинду, а затем и этих заносчивых Стеллу с Виллиной. А потом я сварю колдовское зелье из мышей, змей и паучков, произнесу заклинание Торна, и вызову страшный ураган! Он уничтожит весь род человеческий, и мы с тобой станем повелевать всем миром, ха-ха-ха!
— А-а… — зевнула Корина. — Слышала, слышала я это уже раз сто. Повелительница мира, хи-хи! Живем в пещере, словно медведи, среди пауков, сушеных мышей и прочей дряни. Фу, надоело! Хочу жить во дворце, носить роскошные платья, танцевать с красивыми кавалерами…
— Мала ты еще, чтобы думать о кавалерах! — сердито воскликнула Гингема и ударила половником о землю так, что он сразу же превратился в волшебный посох.
— Почему же мала? — возмутилась Корина. — Как таскать тяжелые котлы с зельем, стирать да готовить с утра до вечера — так не мала, а как танцевать — так мала! Мне, к твоему сведению, уже восемь лет, мамочка!
Колдунья озадаченно почесала затылок. Она как-то упустила из виду, что Корина постепенно растет и скоро станет девушкой. Девушкой! А ума да знаний у нее, словно у молокососа-несмышленыша. Если так и дальше дело пойдет, то Корина успеет состариться, так и не научившись вызывать даже небольшой ураган. Разве такая неумеха сумеет справиться с другими колдуньями? Она, Гингема, не вечна, может и умереть. Что тогда будет с ее глупой дочкой? Бастинда съест ее с костями и только оближется! Что же делать?
Нахмурившись, Гингема грохнула посохом о камень с такой силой, что из него прямо в предрассветное небо взвилась извилистая молния. Раздался оглушительный удар грома.
— Ты будешь учиться или нет, глупая девчонка? — рявкнула колдунья так, что даже Нарк присел от страха. — Говори, будешь?
Но Корина ничуть не испугалась.
— Э-э… — протянула она. — Страшно как, у-у!.. Пугай этих дурачков-Жевунов, а не меня.
— Но ты же сама хотела стать колдуньей, разве не так?
— Хотела, а теперь расхотела, — зевнула Корина. — Разве я думала, что это так трудно? С меня довольно будет, что я всяких зверушек вроде Финтифлюшки да Бурчалки сотворять научилась. Они такие забавные, с ними так весело играть! А твое противное колдовство мне надоело. Погоди, скоро я вырасту и сама уйду от тебя. Очень нужно мне жить в этой сырой пещере всю жизнь! Я во дворец хочу, и чтобы мне все кланялись и делали все по-моему! Вот исполнится мне двадцать лет, я стану взрослой, и тогда…
— Взрослой? — топнула ногой Гингема. — Так вот ты чего ждешь, лентяйка? Хорошо же, ты станешь взрослой, но не через двадцать, а через двести лет!
Она подняла посох, направила его ручку в форме головы дракона на Корину, и произнесла заклинание:
— Лабуру, мабуру, нанти, данти, длани, млани…
Девочка слушала длинное заклинание, весело болтая ногами. Даже когда из посоха ударила молния и окутала ее голубым сиянием, Корина и бровью не повела. За три года, которые она прожила в пещере Гингемы, она на всякое насмотрелась. Колдунья не раз грозила ей всевозможными карами за лень, но до сих пор даже пальцем не тронула.
И на этот раз ничего не произошло.
— Хи-хи, напугала! — расхохоталась Корина и показала колдунье язык. — Все равно я скоро вырасту и перестану тебя слушаться. А сейчас я хочу малины.
— Дерзкая девчонка, нам надо заниматься волшебством!
— Завтра позанимаемся, — зевнула Корина, сощурив свои чудесные зеленые глаза. — Я устала и хочу поразвлечься. Нарк, пошли!
Волк осуждающе покачал головой, но все же подошел к валуну и присел, чтобы Корина могла забраться ему на спину.
— Пока, мамуля! — весело крикнула девочка и, послав воздушный поцелуй Гингеме, умчалась в лес.
Колдунья задумчиво смотрела ей вслед.
— Э-эх, напрасно я это сделала, — пробормотала она. — Теперь обратно не расколдуешь… Ладно, девчонка сама виновата! Теперь она научится магии, хочет того или нет. Времени у нее будет предостаточно!

Глава 8. А почему бы немного не пошалить?

Прошел год, другой. Корина по-прежнему проводила все время напролет в лесу, бегая наперегонки с Нарком и объедаясь ягодами. 
Она сотворила еще немало новых уродцев, на которых даже суровый волк не мог смотреть без смеха. А вот Лашка их боялась до смерти, и чуть что, сразу обвивалась вокруг своего любимого столба и притворялась большой сухой веткой.
Поначалу лесные зверушки тоже очень боялись новых обитателей леса. Но потом выяснилось, что все уродцы Корины оказались добрыми и веселыми созданиями. Правда, они были как на подбор ленивы и упрямы, зато всегда были готовы на любые хитроумные проказы. Словом, уродцы пошли в свою создательницу Корину.
Гингема только вздыхала, глядя на то, какие веселые хороводы Корина устраивала на поляне возле пещеры для своих старых и новых друзей.
— Нет, ничего не получится у этой девчонки, — ворчала колдунья, усаживаясь на свое кресло. — Слишком мало в Корине зла, и… Ой-ой-ой!
Она аж подскочила, почувствовав, что села на что-то острое.
С кресла тут же спрыгнула странная желтая лягушка с длинными, словно у ежика, иглами на спине, и с довольным поросячьим хрюканьем понеслась в лес.
Гингема погрозила вслед уродцу кулаком.
— Тьфу, как больно!.. Нет, все-таки есть в Корине зло, и это хорошо. Но и добро в ней тоже есть! В Большом мире все люди такие, только одни чуть позлее, а другие — чуть подобрее. Но мы-то, сказочные существа, совсем другие, мы либо добрые, либо злые! Что же это получается? До сих пор на свете были только злые колдуньи вроде меня и проклятущей Бастинды, и добрые волшебницы, вроде этих заносчивых Стеллы и Виллины. А какой же чародейкой станет Корина, когда вырастет? Просто ума не приложу! Хорошо еще, что вырастет она теперь не скоро…
Наконец, и Корина стала замечать, что перестала расти. Год проходил за годом, а старое платье ей по-прежнему было впору, и башмаки совсем не жали.
Обеспокоенная, она сделала зарубку на дереве в день своего одиннадцатилетия, и через год с опаской встала рядом со стволом ели. Оказалось, что она ни на дюйм не выросла. А ведь ей уже было двенадцать!
Оседлав Нарка, девочка вихрем примчалась к пещере и застала Гингему за сборами. Колдунья вновь направлялась в леса к Кругосветным горам, где безуспешно искала в лесах дупло филина — то, в котором якобы была спрятана одна из книг Торна.
— Ты что со мной сделала, уродина? — закричала Корина, соскакивая с волка и подбегая к Гингеме, которая укладывала в котомку бутылочки и коробочки с волшебными настоями и мазями. — Я же совсем не расту! Совсем!
— Растешь, растешь, — усмехнулась Гингема, завязывая котомку. — Это только Стелле известен секрет вечной молодости, я такого не знаю. Но расти ты будешь в десять раз медленней, чем остальные Жевуны, а взрослой станешь только через двести лет. Может, за это время ты возьмешься за ум и выучишься хотя бы на плохенькую колдунью!
— Ты… ты… — прошептала Корина, не находя слов от негодования, и расплакалась. — Расколдуй меня обратно, противная! Обещаю, что буду прилежно учиться твоему дурацкому колдовству!
Гингема огорченно вздохнула.
— А вот расколдовать тебя не могу. Не знаю такого заклинания.
— А-а-а!
— Не реви, сама виновата. Если мне повезет на этот раз, то я наконец разыщу магические книги Торна! А в них может быть найдется заклинание, которое вновь сделает из тебя обычную девочку…
— А-а-а… Ты уже сто раз говорила, что найдешь эти противные книги, и ничего не приносишь… У-у, чтобы тебе утонуть в каком-нибудь болоте!
— И это ты говоришь мне, своей мамочке? — рассердилась Гингема.
— Никакая ты мне не мать, а-а-а! Ты — противная, уродливая колдунья, и пещера твоя противная, и змеи сушеные твои противные, и лягушки… А-а-а!
— Поплачь, поплачь, — усмехнулась Гингема. — А когда надоест, прибери в пещере, перебери мышей и почисти котел. Да сама, а не руками твоих Финтифлюшек да Бурчалок! Чую, что вернусь на этот раз не с пустыми руками, ха-ха-ха!
Колдунья села на помело и взмыла в небо.
Корина проводила ее заплаканными глазами.
— Ну ладно, вздорная старуха, — прошептала она. — Когда-нибудь мы еще посчитаемся… А сейчас я уйду. Ни дня не останусь больше в этом противном месте!
Она засунула два пальца в рот, как ее некогда научили дарумские мальчишки, и как засвистела! Вскоре из-за деревьев выскочили ее друзья лесные зверушки — барсуки, лисы, белки, еноты и все прочие. Чуть позже на поляну прибежали и уродцы, сотворенные девочкой. Впереди, как всегда, неслись верные Финтифлюшка и Красный Шарик, а чуть позади них торопливо семенил ножками Бурчалка и громко дудел в свой хобот словно в трубу.
Корина обвела свое войско блестящими от возбуждения глазами.
— Ребята, хотите пошалить?
— Хотим! Хотим! Еще как хотим, у-у-у!
— А ну-ка, давайте уберемся в пещере Гингемы — да так, чтобы там камня на камне не осталось! Бей, круши, вали все подряд! Я разрешаю! Покажем этой гадкой колдунье напоследок, как надо убираться в доме, ха-ха-ха!
Друзья Корины опасливо взглянули на Нарка. Тот рассерженно рыкнул:
— Ты что задумала, глупая? Да Гингема же голову тебе свернет, когда увидит такой разгром!
Корина беспечно махнула рукой.
— Подумаешь, испугал! Сегодня я навсегда ухожу из этой грязной пещеры. Лучше странствовать по белу свету, чем терпеть измывательства этой ведьмы. Пойдешь со мной?
Нарк задумался. Он обожал свою маленькую хозяйку, но побаивался гнева колдуньи.
— Куда же мы направимся? — с сомнением спросил он. — От Гингемы разве спрячешься?
— Мы пойдем в Фиолетовую страну, — заявила Корина, складывая в котомку еду. — Там нас Гингема искать не будет. Она знает, что Бастинда каждый день оглядывает границы своих владений и никогда не допустит туда ни одну волшебницу.
Нарк задумался. Ему самому давно надоело жить в пещере. Он тосковал о глухомани, в которой вырос, о своих друзьях по стае. Быть может, он снова станет вожаком стаи железнозубых, как когда-то в молодости?
— Ладно, — кивнул он большой лохматой головой. — Я пойду с тобой, хозяйка!
Корина расцвела чудесной улыбкой и, обняв волка, поцеловала его прямо в черный нос. А затем повернулась к своим друзьям, терпеливо ожидавшим у входа в пещеру, и крикнула:
— Ну, чего же вы стоите? Давайте, шалите, сколько влезет! Нарк с Лашкой вам ничего не сделают, потому что они меня любят больше, чем Гингему!
Лесные зверюшки и уродцы запрыгали, заверещали и запищали от радости. Все они недолюбливали злую колдунью, и были рады устроить для нее маленькую пакость.
Ух, и повеселились же они! Сначала опрокинули котел с колдовским зельем на землю, потом сбросили со стен связки сушеных мышей, выбросили из ящиков колдовские травы и коренья. Финтифлюшка напялил на себя старый колпак Гингемы и стал важно расхаживать с половником в руке, делая вид, что бормочет заклинания. А Бурчалка уселся верхом на метлу и стал скакать по пещере, визгливо вереща. Дятел взлетел прямо на чучело крокодила и стал долбить его по голове своим длинным клювом, словно по гнилой ветке. Белки носились по полкам, где Гингема хранила съестные припасы, и сталкивали глиняные горшки вниз, да так, что черепки летели во все стороны. Словом, все веселились от души!
Лашка так перепугалась при виде этого разора, что обвилась вокруг своего столба, закрыла глаза кончиком хвоста и притворилась, что спит и потому ничего-ничегошеньки не видит.
Ну, а Корина тем временем занималась поисками магической книги Гингемы. Она перерыла все вещи, выпотрошила все сундуки, перетряхнула все ковры, но так ничего не нашла.
— И где же эта старуха спрятала свою дурацкую книгу? — спросила она, недоуменно глядя на Нарка.
— Не знаю, — мотнул головой волк. — Наверное, зарыла где-нибудь и заколдовала так, что даже я ее не чую. Гингема никому не доверяла, и всегда берегла свою волшебную книгу, словно зеницу ока.
Корина стряхнула пыль с платья и напоследок оглядела пещеру, в которой вовсю веселились ее друзья.
— Ладно, когда-нибудь я сюда еще вернусь, — прошептала девочка. — Но прежде я стану королевой…
И тут в пещеру влетела сорока и стала носиться под потолком, громко вереща:
— Слышали, слышали, слышали? На деревню Лопухи напало страшное чудище! Бедные Жевуны бегут сюда! Они надеются, что правительница Гингема спасет их!

Глава 9. Корина и саблезубый тигр

Шум в пещере разом прекратился. Все зверушки и уродцы испуганно посмотрели на Корину. А та в свою очередь еще более испуганно поглядела на Нарка.
Волк тревожно зарычал. А затем поднял голову и стал принюхиваться.
— Кажется, этот запах мне знаком, — молвил он. — Это саблезубый тигр!
Лесные зверушки, услышав это, мигом исчезли среди деревьев и забились в свои норы. Птицы с громким щебетом разлетелись в разные стороны. А уродцы столпились вокруг Корины, не зная, что делать. У них не было ни земляных нор, ни гнезд на деревьях. Пещера была их родным домом, а Корина — мамой. У кого же им еще искать защиты, как не у нее?
Девочка сглотнула, чувствуя, как мурашки пробежали по ее спине. Она слышала не раз о саблезубых тиграх. Эти страшные твари жили довольно далеко от пещеры Гингемы, в другом конце Голубой страны. Когда-то много лет назад в Голубой стране произошло сильное землетрясение. Возле дороги из желтого кирпича земля вдруг раскололась, и образовались две глубокие расщелины. После этого в окрестном лесу и появились невесть откуда страшные саблезубые тигры. В отличие от остальных зверей Волшебного края, они почему-то совсем не умели разговаривать. Чудища были настолько свирепыми, что все остальные лесные звери покинули те места. Даже Гингема побаивалась саблезубых тигров, и никогда не приближалась к двум трещинам.
— Наверное, это Бастинда послала сюда страшное чудовище, — вздохнул Нарк. — Обе колдуньи давно ненавидят друг друга, и каждая готова сделать для родной сестрички любую пакость. Хозяйка, нам надо бежать! Ты знаешь, что я ничего не боюсь. Но с саблезубым тигром мне одному не справиться!
Корина хотела было торопливо вскочить ему на спину, но затем оглянулась и с жалостью посмотрела на своих дрожащих уродцев.
— А что будет с ними? — спросила Корина.
Нарк вздохнул.
— Не знаю. Может, тигр уродцев и не тронет — уж больно чудно они выглядят, и пахнут, как не знаю что. А вот бедным Жевунам придется несладко. Э-эх, жаль, что Гингема улетела! Может, она смогла бы своим колдовством прогнать чудище.
И тут из леса стали выбегать Жевуны. Они едва держались на ногах от усталости. Голубые одежды на них были порваны, на лицах виднелись царапины. Мужчины несли на руках маленьких детей, и молодые парни помогали бежать старикам.
Увидев Корину, Жевуны попадали на колени и протянули к ней с мольбой руки:
— О, повелительница, спаси нас! Тигр бежит по нашим следам. Он разорвет нас на части, если ты не остановишь его своим колдовством!
— Но я не Гингема! — покраснев, сказала Корина. — Я обычная девочка, и совсем не умею колдовать!
Жевуны недоуменно переглянулись. Они и слыхом не слыхивали о том, что в пещере колдуньи живет какая-то Корина.
Одна пожилая женщина заплакала:
— Я не верю! Ты — Гингема! Я однажды видела, как ты поменяла внешность, и стала из старухи совсем молодой девушкой. Просто ты не хочешь нам помочь!
Корина растерянно посмотрела на Нарка. Тот кивнул.
— Верно, Гингема на самом деле умеет менять внешность, и порой становится такой красавицей, что заглядеться можно. По-моему, она совсем не такая старая, какой хочет казаться.
— Почему же ты раньше никогда про это не рассказывал?
— А ты не спрашивала, — рыкнул волк.
А Жевуны продолжали умолять:
— Гингема, помоги! Помоги!!
Нарк вопросительно взглянул на растерянную девочку.
— Неужели ты не помнишь ни одного волшебного заклинания? Ведь Гингема столько времени учила тебя!
Корина виновато опустила голову и вздохнула.
— Я же не знала, что колдовство может так понадобиться… А эти заклинания такие трудные и длинные — поди их, запомни! Они все у меня в голове перепутались.
— Что ж, тогда я буду драться, — сурово молвил Нарк. — Лашка, вылезай, чего прячешься?
Удавиха тотчас выползла из пещеры. Жевуны задрожали при ее виде, но никто не убежал — саблезубого тигра маленькие человечки боялись еще больше. 
Вдали послышался треск деревьев и грозный рык. Жевуны сняли с голов шляпы, чтобы колокольчики весело не звенели, и закрыли глаза, готовясь к ужасной смерти.
На поляну вышел огромный полосатый зверь. Из пасти у него торчали два клыка, похожие на сабли — поэтому тигра и прозвали саблезубым. Яростно хлеща себя по бокам длинным хвостом, он направился было к Жевунам, но тут навстречу ему вышел Нарк. Шерсть на загривке волка поднялась, он зло рычал и тоже бешено хлестал себя хвостом. Рядом ползла Лашка. Корина не верила своим глазам — удавиха оказалась вовсе не такой трусливой, какой казалась прежде.
— Ух-ходи! — прорычал Нарк. — Прочь отсюда, пока я не разорвал тебя на части!
Саблезубый тигр с удивлением посмотрел на волка и удава, а затем издал громкие булькающие звуки, словно бы смеялся. И на самом деле, он выглядел настоящим гигантом по сравнению с обоими противниками.
Нарк понял, что настал его последний час, но отступать не собирался. Зарычав, он бросился на тигра, но тот только мотнул головой, и волк с окровавленным боком покатился по земле. Лашка словно зеленая стрела ринулась на чудище, пытаясь обвить его шею, но промахнулась. Тигр отшвырнул ее лапой в сторону, словно сухую ветку, и шагнул к Жевунам.
Но на его пути стояла Корина. Девочке было страшно как никогда в жизни, но она не собиралась отступать.
— Уходи! — звонко закричала она, подняв руку. — Я — великая колдунья Гингема, и если ты сейчас же не уйдешь, то я превращу тебя в лягушку!
Тигр с удивлением смотрел на маленькую девочку. Он не мог понять, почему она в страхе не убегает от него, как всегда делали другие Жевуны.
— Прочь отсюда! — вновь крикнула Корина. — Уходи в свой лес, чудище, и никогда больше не смей нападать на Жевунов! Они мои подданные, и я буду их защищать!
Тигр пригнулся, изготовившись к прыжку, и грозно зарычал.
Сердце Корины бешено застучало. Она хотела произнести хоть какое-нибудь колдовское заклинание, но как назло не могла ничего вспомнить. И все же она нашла силы пробормотать:
— Бумбало, шарпало, жужжало, бормотало! Ухало, брюхало, мухало!
Кажется, это заклинание должно было превратить тигра в лягушку. Но почему же оно не действовало?
Тигр уже взмыл в воздух, когда Корина вдруг вспомнила, что одного заклинания мало. Она торопливо приложила большой палец правой руки и носу, а левой стукнула себя два раза по ноге.
И произошло чудо! Вокруг тигра появилось темное облачко. Из него ударили крошечные молнии, а потом пошел бурный грибной дождик. А когда он прошел, то ни от облачка, ни от саблезубого тигра не осталась и следа!
Корина даже села на землю, хлопая глазами от удивления.
— А где же тигр? — спросила она. — Я же должна была превратить его в зеленую лягушку!
Нарк выбрался из кустов и, облизав языком рану на плече, ухмыльнулся.
— Ты опять все перепутала, Корина. Твое заклинание превращает не в лягушку, а в тучку, и не любое животное, а только летающее! Я не раз видел, как Гингема с помощью него разделывалась с самыми надоедливыми воронами да сороками. Но даже ей не пришло бы в голову использовать это заклинание против тигра! Ведь тигры обычно не летают. И вздумалось же этому чудищу так не вовремя прыгнуть!
Корина даже рот приоткрыла от изумления, а потом расхохоталась.
— А по-моему, очень даже вовремя! У меня ведь все случается не так, как у обычных Жевунов, ха-ха-ха!
А как радовались Жевуны! Они долго не могли поверить в свое чудесное спасение. А потом маленькие человечки окружили Корину и почтительно склонили перед нею головы.
— Ты великая чародейка, Гингема! Прости, что мы плохо думали о тебе. Оказывается, ты вовсе не такая злая, и можешь не только нас угнетать, но и помочь в трудный час!
Корина даже покраснела от удовольствия. “А ведь совсем неплохо творить добрые дела. — подумала она. — Приятно, когда тебя хвалят! Может, мне стоит стать доброй волшебницей, на вроде Виллины или Стеллы? Но когда меня боятся, то это еще приятнее… Ладно, об этом я подумаю как-нибудь потом”
— Я вовсе не Гингема, меня зовут Корина, — сказала она. — И я не чародейка. Но обязательно ею стану! Может быть, тогда я даже соглашусь стать вашей правительницей. Но сейчас прощайте, мне пора в далекий путь!
Жевуны недоуменно переглянулись, еще раз поклонились девочке и с радостным смехом поспешили назад, в свою деревню.
А Корина перевязала раны Нарка, погладила на прощанье Лашку и, вскочив на спину волка, прощально помахала рукой своим друзьям — лесным зверушкам и смешным уродцам.
— До свидания! Когда-нибудь мы обязательно снова встретимся! Но тогда я уже обязательно стану королевой и великой волшебницей! Вперед, Нарк, навстречу новым приключениям!
И волк побежал через лес к дороге из желтого кирпича.