1027

Далеко‑далеко, за огромным Атлантическим океаном, лежит американский материк. В самом центре его, посреди необъятной канзаской степи, расположен Волшебный край. Он закрыт от остального мира высокими Кругосветными горами. Эту чудесную страну создал тысячу лет назад великан Торн, великий чародей из Атлантиды, и заколдовал ее так, чтобы никто из обычных людей не смог туда попасть.

Чародей Торн хотел, чтобы в его страну пришли все сказочные существа, жившие на Земле: гномы, великаны, тролли, джинны, лешие, русалки, драконы и многие‑многие другие, и остались бы там жить навсегда. Но каково же было его удивление, когда Торн заметил, что в его стране уже живут маленькие забавные человечки — Жевуны, Мигуны, Болтуны и Марраны!

После смерти Торна прошло много‑много лет, и однажды в Волшебной стране появились сразу четыре волшебницы. Добрых чародеек звали Стелла и Виллина, а злых колдуний — Гингема и Бастинда. А чуть позже в краю Торна появился Великий и Ужасный Гудвин. Он построил в Зеленой стране удивительный Изумрудный город — самый прекрасный город на свете.

С той поры в краю Торна стали происходить самые невероятные события. О них были сложены тысячи чудесных сказок и легенд. Волшебница Стелла записывала эти увлекательные истории. Любой юный Жевун, Мигун, Болтун или Марран мог запросто придти в библиотеку Розового дворца и прочитать одну из многих тысяч увлекательных книжек, названных Стеллой “Сказки Изумрудного города”.

Ребята, а вы хотите побывать в краю чародея Торна? Тогда возьмемся за руки и отправимся в путешествие в самую чудесную страну на свете!

 

Глава 1. Страна подземных рудокопов

 

На севере Голубой страны, где обитают забавные маленькие человечки Жевуны, расположена высокая гора. На ее склонах находятся входы в несколько десятков пещер. Один из входов ведет глубоко в недра земли, и заканчивается в огромной Пещере. Под ее сводами клубятся золотистые облака. Тусклый свет от них едва рассеивает царящие в Пещере сумерки, но его вполне достаточно, чтобы там росли не только мхи и лишайники, но и другие растения, и даже деревья.

Однажды, много веков назад, в Пещеру спустилось одно из племен Жевунов. Эти маленькие человечки напрочь рассорились со своими сородичами и пожелали жить отдельно. Они поселились на берегу большого озера и построили там город. На полях возле озера они стали выращивать пшеницу и рожь, из зерна которых выпекали хлеб. В Пещере и многочисленных подземных туннелях обитали множество животных. Жевуны научились ловить их, и со временем стали отличными охотниками. Но хлеба и мяса недостаточно для людей, а овощи и фрукты расти в Пещере никак не желали. Тогда переселенцы стали добывать в недрах земли золото, серебро, драгоценные камни и выменивали их у жителей Голубой страны на яблоки, и груши, помидоры и огурцы.

Прошли столетия, и бывшие Жевуны стали мало походить на своих собратьев из Голубой страны. Они вытянулись в росте, мускулы их заметно окрепли, а от былой робости не осталось и следа. Рудокопы (так стали называть себя обитатели Пещеры) превратились в суровый, мрачных народ, Их кожа стала бледной, глаза — большими и непривычными к яркому свету. Зато к жизни под землей эти люди приспособились прекрасно. Среди них появилось немало умелых охотников. Особенно искусно рудокопы стреляли из луков и метали камни из пращей. Порой в погоне за дичью охотники уходили по туннелям на многие мили от Пещеры. Дорогу они обычно освещали смоляными факелами и светящимися шариками, скатанными из шерсти Шестилапых — больших и свирепых зверей.

Однажды в Голубой стране произошло сильное землетрясение. Неподалеку от Пещеры открылась глубокая подземная расщелина. Из нее стали вылетать крылатые чудовища. Двое из них сумели по туннелям добраться до города рудокопов, и напали на мирно спящих жителей. Крылатые драконы держали в лапах по огромному валуну. Подлетев к дворцу короля рудокопов Астара, они сбросили камни и разрушили одну из башен.

От страшного грохота все жители города тотчас проснулись. Увидев кружащихся над городом чудовищ, они схватили луки и копья, взобрались на городские стены и крыши домов и стали обстреливать драконов. Крылатые твари испугались и улетели.

Король Астар тотчас послал лучших охотников за ними в погоню. Через два дня смелые рудокопы вернулись и доложили, что нашли в нескольких милях от Пещеры невесть откуда появившуюся глубокую расщелину. Именно туда бросились крылатые драконы, спасаясь от острых стрел.

Король встревожился и позвал во дворец самого мудрого из старейшин по имени Серган. Сидя на троне Астар, он указал старику на соседнее кресло.

— Мы давно знаем, что в подземных туннелях обитают множество хищных и опасных зверей, — сказал король. — Но таких больших чудовищ прежде никогда не видели. Откуда они взялись? И почему напали на наш город? Я ничего не понимаю, но опасаюсь, что случилось что‑то страшное. Но что? Может быть ты знаешь, старик?

Седобородый Серган, кряхтя, поднялся с кресла, поклонился Астару и сказал:

— Мой король, не гневайся, если тебе не понравятся мои слова. Я не знаю, откуда появились два крылатых чудища, но боюсь, что прежней спокойной жизни рудокопов пришел конец. Думаю, что схватка с драконами стала лишь первым боем будущей страшной войны!

Король нахмурился.

— Войны? — воскликнул он. — Но с кем? В Волшебной стране обитают добрые и робкие коротышки, они никогда не осмелятся напасть на нас. Кто же тогда наслал на нас чудовищ?

Старейшина вздохнул.

— Это очень древняя история, мой король. Наш народ вот уже сотни лет назад покинул Голубую страну, но кое‑какие легенды Жевунов еще живы в нашей памяти. Одна из этих легенд гласит, что Волшебную страну тысячу лет назад создал великий волшебник Торн, который прибыл в эти места откуда‑то из‑за большого моря, с острова Атлантида…

Король Астар нетерпеливо махнул рукой.

— Знаю, знаю, в детстве об этом мне не раз рассказывала матушка. Сейчас не время вспоминать сказки, Серган!

Старик упрямо покачал седой головой.

— Это не сказки, мой король. Торн на самом деле когда‑то жил на свете, и он был главным волшебником сил Света. И у него был враг — великий колдун по имени Пакир, великий Властелин Тьмы. Между чародеями Света и Тьмы много веков шла война. Закончилась она тем, что Пакир сумел разбудить силы Зла, царящие в глубинах земли. На Атлантиде началось страшное извержение вулкана, и остров ушел под воду. Торн едва спасся и перебрался на материк. Там‑то он и основал нашу Волшебную страну, и окружил ее кольцом Кругосветных гор.

— А что же колдун Пакир? — с интересом спросил король. — Он погиб?

— Нет. В легенде говорится о том, что Пакир был низвергнут Торном в глубины земли, но уцелел. Тьма исцелила его раны. Прошли годы, и колдун собрал большое войско из самых разных чудовищ и по подземным туннелям двинулся в сторону материка. После долгих странствий Пакир вышел в огромную подземную пещеру, которая находится прямо под Волшебной страной.

Король Астар вздрогнул, но Серган успокаивающе улыбнулся.

— Не бойся, король, это была не наша Пещера, а другая, в много раз больше. Она расположена гораздо глубже под землей. В легенде говорится, что в ней якобы находится целое море и много островов. На самом большом острове Пакир и поселился. Он стал готовится к новой войне против сил Света. И однажды его армия внезапно напала на Волшебный край. В Фиолетовой стране, возле горы Трех Братьев, произошла страшная битва. Витязи Торна разбили чудовищных воинов Пакира и низвергли их обратно в глубины земли. Торн заколдовал своды Подземного царства так, чтобы Пакир никогда не мог больше выбраться на поверхность. С той поры прошло много веков…

Астар задумался.

— Да, я вспоминаю, что нечто подобное когда‑то в детстве слышал от отца, короля Регонда. Он предупреждал меня, чтобы я во время охоты никогда бы не забирался в далекие туннели, которые ведут вглубь земли. Наверное, он опасался, что на меня могут напасть чудовищные воины Пакира… Но как же те двое крылатых дракона сумели вырваться из Подземного царства? Неужели всему виной было последнее землетрясение?

— Да, это так, — кивнул Серган. — Землетрясение раскололо недра земли, и появилась огромная и очень глубокая расщелина. По‑видимому, она доходит до каменного свода Подземного царства. Теперь воины Тьмы смогут атаковать нашу Пещеру. Готовься к долгой войне, мой король! Сам Пакир вряд ли сможет преодолеть заклинание Торна и выбраться из Подземного царства, но его воины отныне не оставят нас в покое!

Старый Серган оказался прав. Время от времени в Пещеру стали прорываться разные чудовищные создания. Одни из них напоминали крылатых змей, другие больше походили на огромных летучих мышей, третьи выглядели как разноцветные зубастые шары. А однажды из расщелины, которую прозвали Бездонной, два крылатых змея вынесли кристаллического рыцаря с мечом в руке. Рудокопы вовремя успели подстрелить одного из чудовищ, и кристаллический рыцарь с яростным воплем упал в расщелину. После этого случая король Астар создал из самых искусных охотников небольшую армию, которая многие годы успешно отбивала атаки чудовищ Пакира.

Несколько небольших крылатых драконов удалось поймать сетями. Рудокопы приручили их, и с той поры самые смелые воины несли вахту на своих крылатых “конях”.

Прошли века. За это время война между жителями Пещеры и Подземным царством то затухала, то разгоралась вновь. Однажды рудокопы настолько осмелели, что построили флот, спустили его в подземную реку и попытались сами напасть на остров Пакира. Но войско Тьмы взяло верх, и многие рудокопы попали в рабство.

И все же Пакиру силой так и не удалось поработить смелых и гордых жителей Пещеры. Налеты крылатых чудовищ постепенно прекратились. Казалось, Властелин Тьмы решил оставить рудокопов в покое.

Но это только казалось…

Прошло еще несколько веков. В стране рудокопов пришел к власти хитрый и своенравный король Тогнар. Он решил, что Пещера для него слишком мала, и предложил рудокопам перебраться на поверхность, в Голубую страну. Многие рудокопы сомневались, что из этой затеи выйдет толк. За долгие века они привыкли жить во мгле, и их глаза не переносили яркого света солнца. К тому же, в Голубой стране было слишком жарко, а рудокопы привыкли к прохладе.

Властолюбивый Тогнар настоял на своем, и рудокопы переселились на поверхность. Жевуны встретили их очень радушно. Их страна была велика — селись где хочешь, и радуйся жизни!

Однако все оказалось не так просто. Рудокопы стали по старой привычке охотится на зверей, населявших леса Голубой страны. Жевуны запротестовали. Дело в том, что в Волшебной стране все звери и птицы были разумными и умели разговаривать, как люди. Как же можно на них охотится?

А еще Жевунам не нравилось, что рудокопы стали выплавлять в их стране железо, медь и другие металлы из руды, добываемой в Пещере. Дым от труб отравлял воздух, и многие растения стали гибнуть от гари и копоти.

Прошли годы, и Тогнар вдруг приказал рудокопам вновь вернуться в Пещеру. “Нам нечего делать здесь, на поверхности, у нас есть своя страна, да еще получше, чем Голубая!”

Ну что тут поделаешь? Рудокопы привыкли слушаться своих королей, и потому переселились обратно под землю. По приказу короля они заложили камнями вход в Пещеру.

С той поры Тогнар стал еще более злым, алчным и жестоким, чем прежде. Королю захотелось, чтобы его дворец стал куда роскошнее, чем прежде, и потому он заставил рудокопов работать целыми сутками напролет. Одни добывали для дворца самые чудесные драгоценные камни, вторые искали золотые самородки, третьи неустанно работали на полях, чтобы урожая хватило для пышных королевских пиров.

Простые рудокопы стали ворчать — такая тяжелая жизнь им не нравилась. Тогда Тогнар приказал своим гвардейцам летать на драконах по Пещере и заставлять простых людей работать под угрозой сурового наказания. А сам король совсем забросил государственные дела, и все время проводил на пирах или на охоте за Шестилапыми. Его сопровождала пышная свита придворных, а также несколько опытных королевских ловчих, которые знали все повадки подземных зверей.

Так, в праздности проходила жизнь короля Тогнара. А рудокопам стало совсем невмоготу. Они привыкли уважать своих правителей, но такая тяжелая жизнь больше походила на рабство. Многие, особенно охотники, стали роптать. Они шепотом говорили друг другу о том, что Тогнара надо бы свергнуть, а на трон посадить умного и доброго человека, который по‑настоящему стал бы заботится о своем народе.

Но до бунта так дело и не дошло. Шпионы Тогнара доносили о недовольных полковнику гвардии Шуршалу, и вскоре все подвалы королевского дворца были переполнены арестантами. А потом эти несчастные люди стали куда‑то пропадать, но куда, никто не знал. Возле дворца стали нередко появляться какие‑то существа в темных плащах — то ли люди, то ли нелюди, не поймешь. Король Тогнар стал еще угрюмее и злее, и балы во дворце прекратились. Затем по приказу правителя вокруг дворца была возведена высокая глухая стена, а у единственных ворот выставлена многочисленная, вооруженная до зубов охрана.

В жизни подземных рудокопов начался самый мрачный период. Но именно тогда в Пещере впервые прозвучало имя Аларма, юного рудокопа, который впоследствии стал Белым рыцарем и прославился как самый знаменитый герой Волшебной страны.

 

Глава 2. Бегство Аларма

 

Однажды в семье Олдара, главного королевского ловчего, родился мальчик. Увы, после его появления на свет мать умерла, и воспитанием ребенка занялся сам Олдар. Король Тогнар в то время чуть ли не каждый день отправлялся на охоту за Шестилапыми. Пришлось Олдару вместе с помощниками поселиться в лабиринте из сотен туннелей, окружавших Пещеру. На берегу небольшого, но очень глубокого озера они построили каменный дом и ежедневно уходили на поиск диких Шестилапых. Поначалу кто‑то оставался нянчиться с маленьким Алармом, но мальчик рос, что называется, не по дням, а по часам. Уже в четыре года он стал самостоятельным. Пока взрослые отсутствовали, он занимался хозяйством: убирался в доме, разжигал печь и готовил еду. Аларм приохотился ловить рыбу в озере, так что на ужин ловчие могли полакомиться безглазыми карасями и щуками.

В пять лет Аларм впервые отправился на охоту. Отец сделал ему маленький лук и колчан со стрелами, и сын вскоре научился искусно стрелять, удивляя всех своей меткостью. Однажды мальчик спас жизнь короля Тогнара, отогнав несколькими точными выстрелами вырвавшегося из сетей огромного Шестилапого. За это перепуганный король щедро наградил Аларма целой корзиной с фруктами.

По вечерам ловчие собирались у жарко натопленной печи и негромко разговаривали, потягивая горячий чай из оловянных кружек. Они часто вспоминали годы, проведенные на поверхности земли, в Голубой стране.

— Глупцами мы были, когда поссорились с Жевунами, — с горечью говорил Олдар. — Мы вполне могли обойтись и без охоты на зайцев, оленей и уток. А зачем было строить в Голубой стране кузницы и мастерские? От их дыма погибло столько растений и даже птиц. А металл можно было выплавлять по‑прежнему здесь, в Пещере.

— Верно ты говоришь, Олдар, — соглашался старый ловчий по имени Локк. — С годами наши дети привыкли бы к жизни под открытым небом, и все бы наладилось.

— Тсс! — прервал его Гесс, ловчий помоложе, тревожно прислушиваясь. — Напрасно мы ведем такие разговоры… Если они дойдут до Тогнара, то не миновать нам пожизненной ссылки в изумрудном руднике.

Все замолчали. За окном дома явственно послышались чьи‑то легкие шаги. Аларм первым успел выбежать наружу, но увидел лишь тень какого‑то низкорослого существа.

— Наверное, это была лиса, — предположил Олдар.

Остальные ловчие переглянулись, но промолчали. На душе у всех стало неспокойно.

А на следующий день в лабиринт пришел отряд солдат короля. Олдара заковали в цепи и увели. Еще через неделю арестовали остальных ловчих. Перед тем, как их увели, старый Локк успел шепнуть Аларму: “Беги, мальчуган! Может, тебе удастся выбраться на поверхность через свод над Бездонной расщелиной. Там можно пройти, я знаю…”

Аларм не стал медлить. Тем же вечером он собрал в суму свои нехитрые пожитки, немного еды и направился в глубь лабиринта. Он долго бродил по туннелям, освещая путь фонарем из светящихся шариков. Несколько раз он слышал позади эхо шагов и отдаленные голоса — похоже, солдаты искали его. Мальчику не оставалось ничего другого, как продолжать путь. Однажды он увидел впереди огромную косматую тень — это был дикий Шестилапый. Почуяв человека, зверь поднялся на дыбы и яростно заревел. Аларм опрометью бросился в соседний узкий туннель.

Отец научил его ориентироваться в лабиринте, но дорогу к Бездонной расщелине мальчик знал плохо. Аларм долго блуждал по бесчисленным туннелям и пещерам. Запас пищи быстро подошел к концу, но воды было вдоволь. Дважды Аларму пришлось преодолевать неширокие подземные реки, перепрыгивая с одного валуна на другой. Проголодавшись, мальчик зашел в водный поток по пояс и стал ловить рыбу руками. Поймав трех крупных карасей, он собрал на берегу немного сушняка, разжег его огнивом и поджарил рыбу. Затем он прилег немного отдохнуть. И только тут он заметил, что находится рядом с развалинами огромной крепости.

Забыв об усталости, мальчик несколько часов бродил среди исполинских стен. Похоже, здесь когда‑то в древности жил настоящий великан. Аларм нашел огромный очаг, около которого валялись полуистлевшие кости Шестилапых. Рядом стояли вытесанные из камня стол и стул. Аларм достал из сумки веревку и ловко вскарабкался на них, словно на скалы. Поверхность стола показалась ему размером с пшеничное поле. Посередине лежал сломанный нож — его вряд ли смогли поднять даже шестеро самых сильных рудокопов.”

“Может быть, в этом замке некогда жил сам Торн? — озадаченно подумал мальчик. — Отец рассказывал, что этот чародей был великаном… Но как Торн сумел забраться так глубоко под землю? И зачем?”

Размышляя об этой тайне, Аларм продолжил свои странствия, и через некоторое время вышел к краю огромной расщелины. Из глубины поднимался белесый туман, такой едкий, что Аларм закашлялся.

Заглянув в черную бездну, он бросил вниз камень, затем второй, третий. Наконец снизу донесся тихий, еле слышный всплеск. Видимо там, глубоко в толще земли, располагалось огромное озеро или река.

Аларм осветил края расщелины и увидел вырубленные в почти отвесной стене огромные ступени. Похоже, какой‑то великан поднимался однажды в лабиринт оттуда, из мрачной бездны! Но этим великаном мог быть только колдун Пакир, повелитель Подземного царства!

Но времени на разгадывание этой тайны у мальчика не было. Он очень устал, а пути наверх, на поверхность земли, не было видно. Подняв светящийся шарик, Аларм пошел вдоль края расщелины, разглядывая уходящую вверх каменную стену. Никакой лестницы Аларм не обнаружил, зато в одном месте заметил свисающую с потолка огромной пещеры веревку. Немало удивленный, мальчик сложил высокую пирамиду из камней и сумел дотянуться до нее. Оказалось, что это вовсе не веревка, а корень какого‑то растения!

Ловчий Олдар воспитал своего сына сильным и мужественным. Не задумываясь об опасности, он подпрыгнул, уцепился за корень и полез наверх. Казалось, до потолка пещеры недалеко, но время шло, а подъем не кончался. Мальчик понимал, что находится над бездонной пропастью. Он непременно погибнет, если сорвется или не выдержит корень. Но мальчик упорно лез вверх, обливаясь потом и тяжело дыша.

Наконец ему показалось, что наверху стало немного светлеть. Приглядевшись, он различил над собой потолок исполинской пещеры. На нем чуть выделялась светлая полоска. Поднявшись еще выше, Аларм увидел узкую трещину.

Он не помнил, как сумел протиснуться через трещину и выбрался на поверхность земли. Увидев склонившийся над горизонтом огненный шар, мальчик вскрикнул от ужаса, закрыл руками глаза и едва не потерял сознание. Ведь он никогда прежде не видел солнца!

Так Аларм оказался в Волшебной стране.

Первые дни на поверхности оказались для мальчика настоящим кошмаром. Он изнывал от жары, глаза жгло от яркого света, голова кружилась от свежего воздуха.

Проголодавшись, он по привычке отправился на охоту, поймал зайца и обомлел, услышав возмущенное:

— Ты чего дерешься, громила? Справился с маленьким, да?

Аларм вспомнил рассказ отца о том, что в Волшебной стране звери и птицы обладают даром речи, и покраснел:

— Прости, я совсем забыл, где нахожусь. Кстати, а как называется эта страна?

Заяц даже ушами зашевелил от удивления.

— Ничего себе вопросик! Может, ты с Луны свалился, раз не знаешь такие простые вещи? Ну точно, ты лунатик! Бледный аж жуть, совсем непохож на человека. Света боишься, на зайцев бросаешься…. Братцы, я лунатика поймал!

И заяц с визгом помчался в сторону серых скал.

Аларм побежал за ним вслед, но заяц нырнул в нору, и был таков.

Пройдя скалы, мальчик увидел большое поле. Дальше начиналась цепь озер, с небольшими рощами по берегам. Аларм был поражен красотой этого края, в котором царствовали золотистые и коричневые тона. Но больше всего его удивило, что страна заселена лишь зверями и птицами. Нигде не было видно ни деревень, ни возделанных полей. Отец не раз ему рассказвал, что Голубая страна довольно плотно заселена Жевунами. Быть может, он оказался где‑то в другом месте?

Аларм стал расспрашивать птиц, но те уже прослышали от зайцев про появление какого‑то лунатика и старались держаться подальше от мальчика. И лишь однажды белобокая сорока с перепугу нечаянно проговорилась:

— Спасайтесь, кто может! С Луны упал человек, который обижает зайцев! Желтая страна в опасности! Надо рассказать про лунатика волшебнице Виллине! Спасайтесь, спасайтесь, спасайтесь!

Аларм обрадовался. Выходит, он очутился в Желтой стране? Очень хорошо! Он слышал, что Виллина была очень доброй и могущественной чародейкой. Может, она поможет вызволить отца из тюрьмы? Наверное, у Виллины есть большая армия. Хорошо бы жители Желтой страны спустились бы в Пещеру, и прогнали злого короля Тогнара. Тогда все рудокопы вздохнули бы с облегчением, и вновь зажили прежней счастливой жизнью.

В ближайшей роще мальчик набрал полную сумку фруктов, а в озере наловил рыбы, которую потом поджарил на костре. Подкрепившись, он повесил за плечо лук и колчан со стрелами и отправился на поиски дворца волшебницы Виллины.

 

Глава 3. Долина живых растений

 

Через несколько дней Аларм вышел к цепи из высоких скал. Юному рудокопу казалось, что он легко найдет проход между ними, но не тут‑то было. Скалы вздымались сплошной стеной, и мальчику пришлось идти в обход.

После долгих часов пути Аларм с удивлением понял, что цепь скал была круговой. Ему страстно захотелось, что же находится там, в кольце скал. Быть может, это Виллина своим волшебством отгородилась от окружающего мира?

Выбрав более или менее подходящее место для подъема, Аларм полез по почти отвесной стене, цепляясь за едва заметные неровности и трещины в камне. Немалых усилий стоило ему подняться на вершину одной из скал. Улегшись на нее, мальчик с любопытством посмотрел вниз и едва сдержал крик разочарования. Никакого дворца волшебницы там не оказалось. Он увидел глубокую котловину, заросшую старым лесом, и невысокий зеленый холм. Никого, даже птиц, в долине не было видно.

Аларм хотел уже было начать спуск обратно, когда его внимание привлекло какое‑то движение на опушке леса. Поначалу ему показалось, что среди деревьев прыгает крупный заяц, но, приглядевшись, мальчик с изумлением понял, что это был пень! Обычный с виду пень!

Пришлось спускаться в долину.

У подножья скал расстилался сплошной ковер из высоких растений с толстыми, мясистыми листьями. Аларм едва продрался сквозь них, используя свой нож как топор. Едва он выбрался на опушку леса, как кто‑то здорово поддал ему сзади. Мальчик полетел кувырком. Поднявшись на ноги, он увидел, что вокруг него прыгает… пень! У него были короткие узловатые корни, похожие на лапки, из плоского “лба” торчал задорный сучок, а из щели в коре светился большой глаз.

— Ты чего дерешься? — ошеломленно пробормотал Аларм. Он никогда еще не видал живых растений, и тем более драчливых.

Однако, пень оказался не сколько драчливым, сколь игривым. Высоко подпрыгивая, он стал носиться вокруг мальчика, в притворной угрозе наклоняя свой плоский “лоб” и воинственно поскрипывая. Затем он внезапно остановился и стал ласкаться, словно щенок.

Не удержавшись, мальчик расхохотался.

— Как же тебя зовут, лобастый? — спросил он.

Пень дружелюбно замигал, а потом поднял один корень словно лапку и указал им на место, где у него мог быть рот.

— Понимаю, ты не умеешь разговаривать, — кивнул Аларм. — Значит, у тебя и имени‑то нет. Как же мне тебя назвать? Может быть, просто Пень? Нет, это звучит не очень красиво. Хм‑м… Моего отца звали Олдар. Может, и тебя назвать как‑нибудь похоже, скажем, Пеняр?

Пень радостно заскрипел, и подпрыгнул чуть ли не до вершины дерева. По‑видимому, ему очень понравилось его новое имя.

— Интересно, какой волшебник сделал тебя живым? — задумчиво спросил Аларм, глядя на лес. — Может, он поможет вызволить отца из дворцовой тюрьмы?

Поразмыслив, мальчик уверенно шагнул вперед. Он намеревался обойти весь лес в поисках неведомого чародея. Но Пеняр неожиданно заволновался и преградил ему дорогу.

Аларм снисходительно улыбнулся. Он указал на свой лук и сказал:

— Не бойся, глупыш, мне никто не сможет причинить вреда! Мы, рудокопы, самые искусные воины на свете. Отец научил меня отлично стрелять из лука. Я хоть и мал ростом, но уже охотился на самих Шестилапых! И однажды даже спас от гибели короля Тогнара, чтобы ему лопнуть. Чего мне опасаться каких‑то живых растений — разве они страшнее Шестилапых, ха‑ха‑ха?

Мальчик самоуверенно отодвинул в сторону Пеняра и вошел в лес.

Деревья встретили его настороженным шелестом листвы. Один молодой дуб удивленно наклонил вершину и стал словно бы рассматривать нежданного гостя. Стоявший рядом вяз угрожающе закрипел и дернулся так, словно собирался вытащить корни из земли и броситься на юного рудокопа.

У Аларма даже дыхание перехватило от страха. Он вспомнил слова отца: “Сынок, ты смелый и умный мальчик. Как бы радовалась твоя покойная мать, если бы увидела такого замечательного сына! Но у тебя немало и недостатков, и они меня очень тревожат. Ты слишком самоуверен и даже заносчив. Случай помог тебе спасти нашего короля Тогнара, и после этого ты задрал нос еще выше. Со своими сверстниками ты перестал дружить, называешь их не иначе как малышней и дурачками. Может быть, когда‑нибудь ты на самом деле станешь прославленным охотником или воином, но для этого тебе придется очень много потрудиться. А ты уже сейчас вообразил, что все знаешь и все умеешь. Ох, Аларм, как бы не вышло из этого большой беды!”

Тогда, он, Аларм, только презрительно морщил нос и отворачивался. Слова отца ему казались очень обидными и несправедливыми. Но теперь мальчик вдруг понял, что он на самом деле слишком самоуверен. Зачем он пошел в этот страшный, живой лес? Пеняр уж, наверное, знает о нем побольше, и не зря пытался его остановить. Нет, надо возвращаться на опушку, да побыстрее!

Но Аларм не смог этого сделать. Если он струсит и повернет назад, то деревья попросту подымут его на смех! Да и Пеняр перестанет его уважать. Нет, надо идти вперед во чтобы то ни стало! Он, Аларм, сумел победить страшного Шестилапого, а уж с какими‑то дурацкими деревьями запросто разделается!

И мальчик упрямо пошел вперед. И чем дальше он забирался в чащу, тем недружелюбней становились живые растения. Заросли ольхи стали больно хлестать его по спине, а кусты орешника начали обстреливать спелыми орехами. Живая крапива с шипением набрасывалась на его ноги, стараясь ужалить посильнее, а бродячий шиповник набросился на мальчика, размахивая длинными шипами. Аларм инстинктивно выпустил по нему стрелу, но шиповник ловко поймав ее и сломал, словно соломинку. Хорошо, что на помощь мальчику подоспел Пеняр, иначе ему было бы не сдобровать.

Аларм с испуганным воплем понесся вперед, не разбирая дороги. Наконец, он выбежал на большую поляну, заросшую высокой желтой травой. Посреди нее торчали корни огромного поваленного дерева.

Мальчик присел на корточки, тяжело дыша. Деревья угрожающе раскачивались и трясли ветвями, но никто из них не стал преследовать мальчика на поляне.

— Ну, и что теперь делать? — вздохнул Аларм, вопросительно глядя на Пеняра. — Куда идти? Может, в этой долине и нет никакого чародея? Что‑то эти корни не похожи на дворец!

Пеняр прыгал вокруг него и тревожно поскрипывал, словно хотел о чем‑то предупредить.

— Ты кто такой? — послышался сзади чей‑то шипящий голос.

Аларм даже ойкнул от испуга. Обернувшись, он увидел, как из корней поваленного дерева появилось странное существо, похожее на большую ящерицу. Но это была не ящерица, а живая коряга! Короткие сухие ветки служили ей лапками. На “голове” торчали два сучка, из которых светились два черных злых глаза. Передняя часть “головы” была расщеплена пополам, и этот расщеп напоминал рот.

Пеняр неуклюже поклонился коряге и что‑то тихонько проскрипел. Он словно бы извинялся, что привел на поляну чужака.

— Меня зовут Аларм, я рудокоп из Пещеры, — испуганно пробормотал мальчик. — Я шел к волшебнице Виллине, но заблудился…

Коряга даже подпыгнула от возмущения. Подбежав к мальчику, она поднялась на задние “лапки” и больно укусила его за ногу.

— Не с‑смей з‑десь произ‑зносить это имя! З‑здесь я правлю, великая Карряга! Пень, зачем ты привел этого глупца?

Пеняр еще ниже поклонился. Не удержавшись, он упал на землю и раболепно заболтал в воздухе коротенькими корнями‑ножками.

Аларм нахмурился. Как любой рудокоп, он не терпел любых обид. Страх его мигом прошел.

Он внезапно наклонился и схватив Каррягу, поднял ее в воздух. Та возмущенно зашипела и пыталась было укусить мальчика, но безуспешно.

— Еще не хватало, чтобы меня, сына главного королевского ловчего, оскорбляла какая‑то несчастная гнилушка! — воскликнул Аларм. — Я охотился на Шестилапых, а уж с такой жалкой зверюшкой, как ты, смогу живо разделаться! Говори, где живет волшебница Виллина, не то хуже будет!

Карряга еще сильнее забилась в его руке, но вырваться так и не смогла. А когда мальчик достал огниво, она сдалась.

— Ладно, с‑скажу. Иди в с‑сторону вос‑сходящего с‑солнца. Когда увидишь на холме большой лес‑с, иди туда. Там и вс‑стретишь Виллину!

— А ты не обманываешь? — с подозрением спросил Аларм.

— С‑сам увидишь! А теперь отпус‑сти меня!

Мальчик опустил Каррягу вновь на землю. Она торопливо вновь забралась в корни поваленного дерева, а затем злобно прошипела:

— Я отомщу тебе, мальчишка! Ланга раз‑зделается с‑с тобой!

Аларм удивленно поднял брови.

— А это еще кто такая?

— Ланга — принцес‑са Тьмы, моя хоз‑зяйка! Это она научила меня раз‑зговаривать, и с‑сделала правительницей этой долины! И мы вмес‑сте когда‑нибудь прогоним Виллину, и я с‑стану королевой Желтой с‑страны, вот!

Аларм расхохотался.

— Вот умора, ха‑ха‑ха! Никогда не слышал, чтобы какие‑то жалкие гнилушки становились королевами. Но я, пожалуй, все же расскажу о тебе Виллине. Может, она поймает тебя и посадит в клетку для забавы своих придворных!

— С‑сначала выберись отс‑сюда, глупый мальчишка! — злорадно захихикала Карряга и скрылась среди корней.

Деревья, окружавшие поляну, сразу же угрожающе зашумели.

Аларму стало не по себе. Он вновь хотел было снять лук с плеча, а затем, поразмыслив, не стал этого делать. Юный рудокоп понимал, что стрелы не могли причинить злобным деревьям никакого вреда.

— Что же делать, Пеняр? — растерянно спросил он.

Пень сразу же вскочил на свои корни‑ножки, подбежал к мальчику и стал словно щенок тереться о его левую руку.

— Нашел время ласкаться… — нахмурился Аларм и тут понял, что хотел сказать ему разумный пень. — Ну конечно же, ты указываешь мне на огниво!

Аларм сломал несколько сухих корней, сложил их в пучок и поджег огнивом. С этим факелом в руке он смело вошел в лес.

— Только попробуйте тронуть меня! — кричал он. — Сожгу‑у‑у!

Деревья испуганно замерли. Они были достаточно разумны, чтобы бояться огня.

— Хватайте его, хватайте! — донесся со стороны поляны злобный визг Карряги. — С‑смерть чужаку, с‑смерть!

Но ни один куст, ни одно дерево не посмело даже коснуться Аларма.

Мальчик шел по лесу, гордо держа над головой пылающий факел. Он был очень доволен собой. Пеняр скакал впереди него, то и дело оглядываясь и весело подмигивая ему единственным глазом. Похоже, он был восхищен своим смелым и сообразительным хозяином.

— Будете знать, как связываться с нами, рудокопами! — весело закричал Аларм, и не выдержав, дразняще показал деревьям язык. — Подумаешь, живые растения, эка невидаль! У нас в Пещере я охотился на зверей, которые в сто раз сильнее и опаснее вас. Даже не в сто раз, а в тысячу! И всегда я побеждал зверей, потому что я самый смелый и ловкий воин на свете!

От восторга он так размахивал факелом, что тот вдруг взял да и потух. Только сизый дым пошел от почерневших корней.

Аларм остановился, словно вкопанный. Только сейчас он сообразил, что пучок сухих корней — плохая замена настоящему смоляному факелу.

Он достал из кармана куртки огниво и лихорадочно стал высекать огонь, но как назло у него ничего не получалось. Заметив это, деревья сразу же оживились. Один молодой вяз изловчился и ударил длинной веткой прямо по руке мальчика. Огниво полетело прямо в заросли шиповника. С криком отчаяния Аларм бросился туда, но кусты встретили его сотнями острых жалящих шипов.

Юный рудокоп понял, что его дела плохи. Он бросился бежать, но один из тополей ухитрился зацепить Аларма за рукав длинной ветвью, и обхватил его тугой живой петлей. Закричав от страха, мальчик попытался вырваться. Длинная ветвь все сильнее сжимала его туловище, а затем стала медленно поднимать свою жертву в воздух. Пеняр с разбега ударился плоским лбом в ствол тополя, но тот даже не шелохнулся. Стоявшая рядом липа осуждающе шумела и хлестала злобный тополь своими тонкими ветвями, но ничем помочь юному рудокопу не могла.

Аларм уже начал задыхаться, когда почувствовал, что за его ногу кто‑то ухватился и тянет вниз. Ветвь тополя не желала выпускать жертву, но внезапно по ней хлестнуло что‑то длинное и шипастое, и дерево со стоном освободило мальчика.

Придя в себя, он увидел рядом с собой куст, дружелюбно склонивший над ним свои гибкие ветви.

Так Аларм познакомился со своим будущим другом, которого назвал Кустаром. Живой куст сразу же подружился с Пеняром. Вдвоем они представляли из себя грозную силу, и живые деревья больше не осмеливались нападать на юного рудокопа. Немного передохнув, тот продолжил свой путь на восток.

Вскоре он заметил, что чем дальше удаляется от поляны, тем дружелюбнее становятся живые растения.

“Наверное, это Карряга сделала деревья и кусты такими злыми, — размышлял Аларм, шагая по извилистой тропинке среди приветливых осин, тополей, вязов и дубов. — Но долина большая, и ее злое волшебство не может подчинить все растения. Тоже мне, правительница! А еще королевой Желтой страны хочет стать, гнилушка несчастная!”

Наконец, Аларм с друзьями вышли на опушку леса. Впереди поднималась цепь из серых скал. У их подножия плотным ковром росли уже знакомые мальчику растения с мясистыми зелеными листьями. Среди них виднелась узкая тропинка.

— Откуда же взялась эта тропинка? — удивился Аларм, а потом звучно хлопнул себя ладонью по лбу. — Так это я сам прорубил ее! Получается, что я возвратился в то же самое место, откуда пришел. Э‑эх, знал бы, что волшебница Виллина живет на востоке, ни за что бы не полез в эту дурацкую долину…

Но тут его взгляд упал на стоявших рядом Кустара и Пеняра. Куст ласково погладил его по плечу (при этом он, конечно, не забыл спрятать свои длинные шипы). А Пеняр словно щенок, стал тереться о ногу мальчика. Аларм улыбнулся и почесал его за сучком, торчавшим из плоского “лба”.

— Нет, я не прав, — задумчиво вымолвил он. — Если бы я обошел эту долину стороной, то никогда бы не встретил таких замечательных друзей, как вы! Хотите, мы вместе отправимся к волшебнице Виллине? Она очень добрая. Быть может, она поможет мне вызволить отца из тюрьмы. А вас Виллина может научить говорить получше той противной Карряги. Согласны?

Живые растения от радости даже запрыгали. Кустар подхватил на ветви‑руки Пеняра и пошел по тропинке в сторону скал.

Аларм было последовал за ним, но внезапно остановился. Его удивило, что тропинка была словно бы засыпана бурым порошком. Откуда он взялся? И куда исчезли срубленные им растения с толстыми зелеными листьями?

— Похоже, яркое солнце высушило растения, и те превратились в бурый порошок, — поразмыслив, пробормотал Аларм. — Странно… Ой‑ой!

Мальчик от неожиданности даже отскочил в сторону. То, что он увидел, повергло его в глубокое изумление.

Порыв ветра бросил облачко бурой пыли на большую корягу, лежавшую невдалеке. Внезапно та изогнулась словно кот после сна, отряхнула с голых сучков песок и побежала в сторону леса.

— Так вот в чем дело! — изумленно воскликнул Аларм. — Выходит, этот бурый порошок и превращает обычные растения в живые!

Первой его мыслью было набрать побольше живительного порошка. Дорога во дворец Виллины была неблизкая. Всякое могло случится. Как знать, быть может живительный порошок ему мог и пригодится.

Но поразмыслив, Аларм передумал. Его пугало все колдовское, и ничего хорошего от живительного порошка он не ждал. Мало ему было тополя, который едва не задушил его в своих обхятьях? Нет уж, подумал мальчик, надо держаться подальше от всяческого волшебства. Лучше как отец, полагаться только на силу рук и зоркость глаз.

 

Глава 4. Встреча с Виллиной

 

Перебравшись через гряду скал, Аларм и его новые друзья продолжили путь. Целый день они шли по полям, заросшим высокой травой, и по густым лесам с желтой и бурой листвой. Аларм был уверен, что рано или поздно они встретят какое‑либо поселение или хотя бы выйдут на дорогу. Но час проходил за часом, а вокруг расстилалась лишь дикая, не тронутая руками людей местность. Мальчик начал тревожиться. Неужели Желтая страна необитаема, и волшебница Виллина живет здесь одна?

К вечеру Аларм очень устал и проголодался. Его запасы еды подошли к концу, а по пути, как назло, ни разу не встретилось ни одного фруктового дерева. Ноги мальчика подкашивались от усталости. Кустар же с Пеняром чувствовали себя прекрасно. Она растения носились взад‑вперед, то и дело поглядывая на отставшего друга, словно говоря: ну что же ты идешь так медленно!

Нечего говорить, что все животные и птицы со страхом поглядывали на странную кампанию. Но с наступлением сумерек кое‑кто стал посмелее.

Когда солнце скрылось за лесом, на опушку вышли почти два десятка волков и остановились, поджидая идущих полем друзей.

У Аларма сердце ушло в пятки. Отец много рассказывал об этих свирепых и опасных хищниках, которые иногда забредали в Пещеру из Желтой страны. Не каждому взрослому рудокопу было под силу справиться с серым зверем один на один. А что мог сделать усталый мальчик против целой стаи?!

— Наверное, хитрая Карряга обманула меня, — прошептал мальчик. — Она специально послала меня в этот лес, к волкам не съедение!

Но бежать было бессмысленно, и Аларм решил принять бой. Он сдернул лук с плеча и вложил в тетиву стрелу. Один из волков помоложе, не раздумывая, бросился на Аларма, но тут же рухнул с пронзенным горлом

Опытный вожак, стоявший впереди стаи, что‑то глухо проворчал, и на мальчика бросились сразу три зверя. Аларм едва успел натянуть тетиву, — и один из нападавших кубарем покатился по траве. Двое других волков уже облизывались, предвкушая вкусный ужин, когда дорогу им неожиданно преградили Кустар и Пеняр. Пень, подпрыгнув, нанес своему противнику такой мощный удар в зубастую пасть, что бедный волк перекувырнулся в воздухе несколько раз и рухнул на спину. Второму зверю досталось еще больше — Кустар обхватил его своими цепкими ветвями и сжал с такой силой, что длинные шипы глубоко впились в шкуру нападавшего. Волк завизжал, пытаясь стряхнуть с себя куст, но Кустар держался крепко.

Стая попятилась. Даже вожак сделал шаг назад.

— Что это?.. — в страхе пробормотал он. — Никогда не видел, чтобы кусты и пни бегали, да еще и дрались. Но ничего, нас много, а их только трое… Эй вы, трусы, бросайтесь на мальчишку! Рвите его на части! — крикнул он перетрусившей стае.

В‑з‑з‑з! — зазвенела стрела и вонзилась в шею вожака. Волк подпрыгнул, рухнул на землю, дернулся и затих.

Стая бросилась врассыпную.

Аларм удивленно опустил лук. Он действительно целился в вожака, но выстрелить не успел. Кто‑то его опередил!

Из‑за елей выступил невысокий, крепкий мужчина.

— Неплохо стреляешь, малыш, — одобрительно произнес он. — Ты едва не пристрелил Шарга. Я охотился за этим разбойником почти две недели, но настиг только сегодня. Но кто ты? И как оказался в Желтой стране?

Аларм оробел. Незнакомец хоть и был невысок ростом, но выглядел весьма грозно. Его грудь защищал бронзовый панцырь, с плеч свисала волчья шкура, а на поясе висел короткий прямой меч. Голову защищал округлый ребристый шлем. Черты его обветренного лица были грубые, усы — темные и пышные, глаза — маленькие, цепкие, холодные. На рудокопа он был решительно непохож. Может быть, таковы жители этой таинственной Желтой страны?

Мальчик рассказал всю правду о том, что с ним приключилось. В глазах незнакомца засветилось изумление. Он оглядел стоявших рядом с мальчиком Кустара и Пеняра и пожал плечами.

— Чудно! — наконец сказал он. — Никогда бы не поверил, что такой малец смог пробраться в нашу страну из Пещеры рудокопов. Я и не знал, что оттуда есть еще один выход… А этих живрастов ты напрасно взял с собой — хозяйка будет недовольна.

— Каких живрастов? — удивился Аларм. — А‑а, понял, так вы называете живые растения из долины… А хозяйка — это кто?

— Увидишь, — коротко сказал незнакомец. — Пойдем.

Мальчик спросил:

Но сначала нам, наверное, надо закопать убитых волков?

— Каких волков? — на этот раз настала очередь удивляться воину.

Аларм оглянулся и не увидел ни одного трупа. Убитые и раненые звери куда‑то исчезли, словно растворились.

— Оборотни… — прошептал пораженный мальчик.

— Нет, это не оборотни, а порождения Тьмы — покачал головой воин. — Все дело в темном колдовстве. Слуги проклятого Пакира вот уже какой год не дают нам покоя… Впрочем, скоро ты все узнаешь от хозяйки.

На небе уже высыпали звезды, когда они подошли к дворцу. По пути воин в волчьей шкуре кое‑что рассказал. Его звали Рохан, он был главным дворецким волшебницы Виллины. Родители его были Марранами и жили в горах, что находится на границе Розовой и Зеленой стран. Однажды они попали под сильный камнепад и погибли. В это время в стране Марранов гостила Виллина. Узнав, что трехлетний мальчуган остался сиротой, добрая волшебница взяла его с собой в Желтый дворец. Там чуть позже оказалось еще трое сирот — Жевун по имени Логон, Болтун Твигл и Мигун Сакар.

В Желтом дворце никогда не было слуг, и потому Виллина сама воспитала детей. Позврослев, они могли вернуться в родные страны, но никто не захотел покидать свою “матушку” — так они называли между собой старую чародейку. Рохан, ставший к тому времени искусным воином, взял на себя охрану дворца. Логон стал замечательным фермером и садовником, Твигл — прекрасным поваром, а Сакор, как и положено Мигунам, поражал всех своим даром механика и кузнеца. Виллина была искренне рада, что воспитанники остались с ней — ведь прежде ей было так одиноко в огромном дворце.

— Но почему Виллина жила одна? — полюбопытствовал Аларм.

— Неужели никто из жителей Желтой страны не захотел стать придворным? У нас, в Пещере, многие бы хотели служить королю Тогнару, да дворец не резиновый.

Рохан промолчал, словно не услышав вопроса.

С бьющимся от волнения сердцем Аларм поднялся вслед за Роханом по широкой лестнице, украшенной аркой из вьющихся растений. Он никогда не видел волшебников и представлял их могучими великанами ростом с дерево. Каково же было его изумление, когда, войдя в просторную, украшенную цветами комнату, он увидел сидящую около пылающего камина старушку со сморщенным лицом и подслеповатыми глазами. На ней было желтое просторное платье, седые волосы прикрывал белый чепец. Близоруко щурясь, Виллина листала большую книгу в кожаном переплете, лежащую на невысоком столике возле ее кресла.

Увидев гостей, волшебница ничуть не удивилась. Она захлопнула книгу и сказала с улыбкой:

— Здравствуй, Аларм. Долго же ты добирался до моего дворца! Я ждала тебя еще вчера днем.

Мальчик облизал пересохшие губы и едва слышно спросил:

— Вы знаете мое имя, великая волшебница?

Старушка рассмеялась.

— Зови меня просто Виллиной, мальчик, — сказала она. — А что касается твоего имени… Как же мне его не знать, если оно записано в моей чародейской книге? Я знаю, что ты бежал от солдат Тогнара и должен был попасть в Желтую страну. Но погоди, кого ты привел с собой?

Виллина только сейчас разглядела Кустара и Пеняра, робко жавшихся за спинами Аларма и Рохана.

— Вот почему ты задержался… — задумчиво промолвила она. — Выходит, ты сумел пробраться в Скалистую долину. Надеюсь, ты не захватил с собой живительного порошка?

Аларм покачал головой.

— Очень хорошо, — вновь улыбнулась старушка. — Для своих лет ты очень неглуп и понимаешь, что обычным людям не стоит связываться с волшебством. Хочешь ли ты остаться жить во дворце? Мои друзья — Рохан и остальные — могут многому тебя научить.

Мальчик с радостью кивнул, а затем помрачнел и неуверенно произнес:

— Я хотел попросить вас, Виллина… то есть матушка Виллина, чтобы вы помогли моему отцу. Его посадили в тюрьму за то, что он и другие ловчие были недовольны королем Тогнаром. Может быть, ваше волшебство вызволит отца из неволи?

Виллина покачала головой.

— Увы, мои чары не действуют под поверхностью земли — там царствуют другие силы. Но я знаю, что твоего отца нет в Пещере.

— Он умер? — в ужасе воскликнул Аларм.

— Нет, — с грустным видом ответила волшебница. — Он… Но нет, еще не время… Когда‑нибудь я расскажу тебе об этом. Однако сначала ты должен позврослеть, многое узнать и многому научиться. Моя волшебная книга предрекает тебе великую судьбу, но сбудутся ли ее предсказания, зависит только от тебя самого. А теперь выбирай, кем бы ты хотел стать? Поваром, как Твигл, или садовником, как Логон, или…

— Конечно, воином! — пылко воскликнул мальчик. — Когда я вырасту, я освобожу отца из рабства и отомщу его мучителям!

Виллина улыбнулась

— Боюсь, это будет не просто. Но ты сделал правильный выбор, это — твой путь. Рохан, я поручаю тебе воспитание мальчика.

Суровый Марран поклонился.

 

Глава 5. Воин хоть куда!

 

С той поры Аларм стал жить во дворце Виллины. Рядом, в большом парке, поселились его друзья Пеняр с Кустаром. По вечерам они вместе уходили бродить по окрестностям. Аларм ловил рыбу в озерах, собирал в соседнем лесу грибы и ягоды. Он не переставал удивляться разнообразию зверей, птиц, насекомых и особенно растений Желтой страны — в его родной Пещере все это было намного скуднее.

Но самым удивительным было другое. Оказалось, что кроме Виллины, Рохана, Твигла, Сакара и Логона, в Желтой стране… других людей не было! Этого Аларм никак не мог понять. В его родной Пещере рудокопам было жить довольно тесно, а здесь, в стране Виллины обитали лишь звери да птицы! Необъятные золотистые поля так и просились, чтобы на них выращивали пщеницу и рожь, а бесчисленные грибы, ягоды и орехи в лесах и рощах пропадали, никем даже не тронутые. Вот бы все это богатство отдать рудокопам!

Аларм не решился предложить такое волшебнице Виллине, но однажды сказал о своей мечте Рохану. Суровый воин нахмурился.

— Ты говоришь, не подумав, мой мальчик, — ответил он. — Разве рудокопы не прожили несколько лет в Голубой стране, куда их пригласили гостеприимные и добрые Жевуны? И тебе прекрасно известно, что ничего хорошего из этого не вышло. Рудокопы стали охотится на зверей, несмотря на то, что в Волшебной стране они все разумны, как люди. А дым от труб их кузниц и мастерских был таким ядовитым, что стали погибать чудесные леса и рощи, и даже птицы. То же самое случится и в Желтой стране, если сюда переселятся твои сородичи. Да и не захотят они этого сделать! Ваш король Тогнар ни за что не разрешит рудокопам вновь переселиться на поверхность. Так что не стоит предаваться пустым фантазиям. Лучше подумай о том, как помочь рудокопам освободиться от щупалец Тьмы, которые тянутся в Пещеру из царства Пакира!

Аларм поморщился.

— А что тут готовится? Я и так умею стрелять из лука лучше всех на свете! И на мечах я легко побеждал своих сверстников, и камни из пращи метал точнее всех. И вообще я воин хоть куда!

Рохан только усмехнулся в густые усы.

— Хвастаться ты умеешь лучше всех на свете, это уж точно, — заметил он.

— Я? Хвастаться? — покраснел от обиды Аларм. — Да я, я… Я вам покажу, какой я замечательный воин!

— Что‑то ты слишком часто повторяешь слово “я”, — покачал головой Рохан. — Ну ладно, иди пообедай — Твигл уже тебя заждался. А потом мы пойдем парк. Сегодня будет тренироваться бросать аркан. Знаешь, что это такое?

Аларм хмыкнул.

— Конечно! Это такая длинная веревка со скользящей петлей, которая набрасывается на шею убегающего зверя. Все рудокопы умеют прекрасно бросать аркан. Мой отец мог делать это даже с закрытыми глазами, да еще получше вас!

Рохан осуждающе посмотрел на юного рудокопа, но на этот раз промолчал. Он надеялся, что Аларм рано или поздно отучится от пустого хвастовства.

Мальчик пошел в столовую. Там уже был накрыт стол. Возле него хлопотал толстенький, вечно улыбающийся Твигл. Он был очень добродушным человеком. Как и все Болтуны, он умел рассказывать самые невероятные истории. Но главное, он был прекрасным поваром. В саду Желтого дворца росли сотни видов фруктовых деревьев, из плодов которых можно было приготовить любое блюдо. Некоторые из фруктов имели вкус самого лучшего мяса, другие заменяли хлеб, третьи — картошку, четвертые — макароны, пятые — рыбу и так далее. Эти деревья вырастила для Виллины ее молодая подруга волшебница Стелла, царица всех растений. Твиглу было где проявить свое удивительное умение!

Аларм, чье суровое детство прошло в Пещере, даже и не слыхивал о таких вкусных блюдах, которые умел готовить Твигл. Вот и сегодня повар приготовил для него такую ароматную уху и такой вкусный плов, что мальчик поначалу даже хотел похвалить добродушного Болтуна. Но вместо этого только гордо задрал нос и высокомерно промолвил:

— А у нас в Пещере готовят и получше! И уха у моего отца получается в сто раз вкуснее. Да и хлеб у нас настоящий, а не эта кислятина, которая растет на ваших деревьев в виде дурацких желтых груш!

Конечно, Твиглу было обидно вместо благодарности выслушивать такие слова. Но он только вздыхал и улыбался в ответ. Мол, Аларм еще совсем мальчишка, ну что с него спросишь?

Вдруг воздух запылал ослепительным золотистым огнем. Аларм даже зажмурился от неожиданности. Открыв глаза, он увидел невесть откуда появившуюся Виллину. Она с укоризной смотрела на растерянного мальчика.

— Аларм, мальчик мой, я очень огорчена, — сказала она. — Вот уже неделю ты живешь во дворце, и за это время никому и слова доброго не сказал.

— Разве? — покраснел Аларм. — Вы ошибаетесь, матушка.

— К сожалению, не ошибаюсь, — вздохнула Виллина. — Вот например, ты позавчера гулял в саду и долго наблюдал, как работает Логон. Он замечательный садовод, его когда‑то учила сама волшебница Стелла. С тех пор Логон выращивает такие чудесные фрукты, какие мне не сотворить с помощью волшебства. Помнишь, какой замечательный персик Логон подарил тебе? И что же ты ему сказал? Поблагодарил? Нет, ты презрительно наморщил нос и заявил: “А у нас в Пещере есть сады и почище вашего!“ Признайся, разве это правда? Я никогда не была в стране рудокопов, но вряд ли во мгле подземелья могут расти чудесные деревья.

— Я… я это сказал случайно, — покраснел еще сильнее Аларм.

Волшебница укоризненно покачала головой.

— Боюсь, что нет, мой мальчик. Вспомни, как вчера вечером ты зашел в мастерскую к Сакару, где Мигун изготовлял для тебя оружие. Разве ты поблагодарил этого искусного мастера за прекрасную работу? Нет, только фыркнул: “Мы, рудокопы, умеем ковать мечи еще получше!” А потом схватил оружие и ушел. Разве так поступают воспитанные люди?

Аларм сидел за столом, пунцовый словно вареный рак.

— Простите, матушка, — тихо промолвил он. — Я и сам понимаю, что поступаю неправильно. Но каждый раз хочу сказать одно, а меня словно бы кто‑то тянет за язык, чтобы я ляпнул очередную глупость. Наверное, это колдун Пакир строит мне всякие пакости!

Брови Виллины удивленно взметнулись:

— А причем здесь Пакир?

— А кто же еще? — простодушно округлил глаза Аларм. — У нас в Пещере все так говорят, если что‑то не получается. Ведь Пакир — это злобный колдун, разве не так?

— Так‑то оно так, — кивнула Виллина с задумчивым видом. — Но разве правильно винить его во всех своих ошибках?.. Теперь я, кажется, понимаю, почему племя рудокопов не ужилось в Голубой стране вместе с Жевунами. Вы очень гордый и самолюбивый народ, и не любите признаваться в своих ошибках. Куда проще их свалить на кого‑то другого, скажем, на колдуна Пакира, верно? Это плохо, очень плохо…

Волшебница задумалась, опустив голову. Не выдержав, Аларм с любопытством спросил ее:

— А почему это плохо, матушка Виллина?

— Да потому, мой мальчик, что гордых и самолюбивых людей проще всего обмануть, — с грустной улыбкой ответила Виллина. — Боюсь, что Пакир давно понял это. Не удивлюсь, если ваш король Тогнар стал служить ему! Надо немедленно встретиться с волшебницей Стеллой и обсудить все это. До свидания, мой мальчик!

Виллина щелкнула пальцами и исчезла. Аларм от испуга едва не свалился со стула.

— Ох! — только и сумел вымолвить он.

Твигл добродушно усмехнулся.

— Хозяйка, небось, полетела в Розовую страну к Стелле, — заметил он, поставив на стол большой торт, украшенный цветами из разноцветного крема. — Они обе очень встревожены тем, что происходит в вашей Пещере. Чувствует мое сердце, рано или поздно нам придется воевать с темным воинством!

— Уж мы им покажем! — грозно воскликнул Аларм и так взмахнул рукой, что случайно смахнул торт со стола, да еще так, что тот полетел прямо в Твигла. Лицо Болтуна сразу стало напоминать цветочную клумбу.

— Ой, простите, дядя Твигл! — испугался Аларм. — Я не хотел, честное слово!

Болтун хохотнул. Он снял с лица красную кремовую розочку и с сожалением посмотрел на нее.

— Боюсь, тебе придется сегодня обойтись без торта, мой мальчик. Уж больно ты развоевался! Ну ладно, иди, Рохан ждет тебя. Покажи ему, как ты будешь бить воинов Тьмы!

Увы, в этот день у Аларма ничего не получалось. Поначалу он метал аркан, целившись в каменный столб, стоявший на берегу озера. Ну что могло быть проще? Но вот незадача: сколько бы не бросал Аларм аркан, петля то недолетала до столба, то падала в озеро. Однажды она попала на гуся, который чинно плавал возле берега и мирно пощипывал водоросли. Не успела птица и мигнуть, как очутилась на земле, с веревочной петлей на лапах.

— Г‑г‑где с‑с‑справедливость? — завопил гусь. — К‑к‑кто просил меня х‑х‑хватать? Эт‑т‑то оч‑ч‑чень невежливо!

Кустар тотчас подбежал к расстроенной птице и снял петлю с ее лап. Выпразительно постучав крылом себя по лбу, гусь бросился назад в воду, подняв фонтан брызг.

— Случайно промахнулся, — буркнул Аларм, торопливо сматывая веревку. — Нет, не буду я сегодня бросать аркан! Настроение не то, да и веревка стала мокрой…

Рохан только руками развел.

— Ну, раз у тебя настроение… Что ж, тогда давай постреляем из лука. Видишь, щит с черным кругом, который я подвесил на ветке липы? Попробуй попасть в него с двадцати шагов.

Аларм презрительно хмыкнул. Взяв лук, он отмерил от мишени не двадцать, а тридцать шагов, причем старался делать шаги пошире.

— Сейчас я покажу, как стреляют рудокопы… — пробормотал Аларм и, вложив стрелу в лук, натянул тетиву.

Увы, он промахнулся. Промахнулся и во второй, и в третий раз. Рохан спокойно стоял рядом, сложив руки на груди. Неподалеку возле липы стояли Пеняр с Кустаром. Они с огорчением наблюдали за неудачами своего друга. А иногда им приходилось даже уворачиваться от стрел, которые почему‑то вдруг летели в их сторону.

Расстреляв впустую весь колчан, Аларм огорчено опустил лук.

— Это… это яркий свет солнца виноват! — пробормотал он смущенно он. — У нас в Пещере всегда сумрачно, а здесь свет так и режет глаза. Попробуй тут прицелится как следует!

Рохан пожал могучими плечами.

— При чем здесь свет? Разве Виллина не заколдовала твои глаза так, чтобы они болше не боялись яркого света? Нет, Аларм, дело в другом. Ты промахивался потому, что не учитывал при стрельбе ветер! Сегодня он довольно силен, и относит все твои стрелы вправо.

— Но так меня учил стрелять отец! — гордо вскинул голову Аларм. — А он самый лучший лучник на свете!

Рохан усмехнулся.

— Может, и так. Но у вас в Пещере, наверное, никогда не бывает ветра, вот поэтому ваши стрелки и не умеют его учитывать. А это довольно хитрая наука. Хочешь, я научу тебя?

— Как‑нибудь потом, — буркнул Аларм. — А сегодня давайте потренируемся биться на мечах. Уж здесь‑то ваш противный ветер мне не помешает, верно?

Рохан кивнул. Он поднял с земли два железных меча с тупыми лезвиями и протянул тот, что поменьше, Аларму. Мальчик схватил меч и стал яростно размахивать им, наступая на Рохана. Воин поначалу даже отступил под этим напором, а потом двумя ловкими ударами выбил оружие Аларма так, что оно описало высокую дугу и вонзилось в цветочную клумбу.

Кустар тотчас побежал к клумбе и принес оружие своему другу.

— Это я случайно меч выронил, — насупился Аларм. — Уж больно у него ручка… того, скользкая!

Мальчик вновь набросился на Рохана, но пожилой воин опять легко выбил у него меч.

— Ты слишком горячишься, мой мальчик, — сказал наставник. — Рука у тебя крепкая, и удары хороши. Но битва на мечах — это еще большее искусство, чем стрельба из лука. Я могу сегодня показать тебе два‑три хитрых приема. Если ты овладеешь ими, выбить меч у тебя будет совсем непросто. Хочешь?

— Как‑нибудь в следующий раз, — самолюбиво отказался Аларм. — Давайте мне лучше пращу. Вы увидите, как я здорово умею метать камни. Именно так я запросто сбивал с ног самих Шестилапых!

Рохан вздохнул и протянул мальчику веревочную пращу.

— Смотри, не промахнись в мишень, — заметил он. — Щит все‑таки малость поменьше, чем Шестилапый.

Аларм даже фыркнул от возмущения. Да Рохан просто насмехается над ним! Ну ладно, сейчас он покажет, как надо метать камни в цель!

Юный рудокоп вложил в кожаный мешочек пращи гладкий камень и крикнул:

— Эй, Кустар, сорви с дерева яблоко и положи его на лоб Пеняру. Я запросто попаду в него с тридцати шагов!

— В кого — в яблоко или в Пеняра? — усмехнулся в усы Рохан.

— Конечно, в яблоко!

Сдвинув брови, Аларм начал раскручивать пращу. Кустар потихоньку стал на всякий случай отходить от Пеняра в сторону. А сам пень смирно стоял с большим красным яблоком на лбу и озадаченно мигал своим единственным глазом.

— Фью‑ю‑ю! — камень со свистом вылетел из пращи и серой молнией помчался в Пеняра. Раздался треск, и бедный пень полетел в озеро вверх корнями.

Кустар горестно всплеснул ветвями, и прыгнул в воду, спасая друга. Вскоре оба живраста уже стояли на земле и отряхивались от воды. А потом Кустар подошел к расстроенному Аларму и протянул ему яблоко, которое осталось целым и невредимым.

Рохан успокаивающе похлопал мальчика по плечу.

— Съешь яблоко, Аларм и не огорчайся. Теперь мы будем заниматься с тобой каждое утро. Ты же хочешь стать воином, а для этого надо очень многое знать и уметь. А сегодня запомни одно: хвастовство и самоуверенность к добру никогда не приводят!

 

Глава 6. Золотой лес

 

Но на следующее утро занятия с Роханом не состоялось. Когда Аларм проснулся и пошел завтракать, Твигл сообщил ему, что воин еще ночью отправился на запад, к далекой Дубовой роще.

— Знакомая ворона сообщила ему, что видела в роще какое‑то странное животное, — объяснил Твигл, накладывая в тарелку дымящуюся пшенную кашу. — Вот твой наставник и направился туда, чтобы проверить, не прячется ли среди деревьев шпион Пакира. Силы Тьмы что‑то в последнее время совсем не дают нам покоя! Небось, старый колдун задумал что‑то недоброе.

— А где матушка Виллина? — спросил Аларм, кисло глядя на свою тарелку. Он терпеть не мог кашу, но на этот раз решил держать свое недовольство при себе, чтобы снова не обидеть доброго Болтуна.

— Хозяйка еще не вернулась из Стелларии. Так называется столица моей родной Розовой страны. Хочешь я расскажу тебе о ней? Это самая волшебная страна на свете!

— Небось, не лучше моей Пещеры… — буркнул было по привычке Аларм, но затем, спохватившись, поправился:

— И чем же она так чудесна, уважаемый Твигл?

Болтун широко улыбнулся.

— Ты ешь, мальчуган, ешь, а я тебе расскажу про Розовую страну. Древняя легенда гласит, что тысячу лет назад именно в Розовой стране остановился великий волшебник Торн, когда он приплыл на материк с острова Атлантида. Он очень устал с дороги, и решил отдохнуть. Выбрал поляну покрасивее и заснул. А когда проснулся, то увидел вокруг чудесные леса и луга. В воздухе порхали тысячи разноцветных бабочек и стрекоз, а от чудесного пения птиц даже кружилась голова. Торну так понравилось все это, что он воскликнул: “Да это же самая прекрасная страна на свете! Но ей, пожалуй, не хватает немного волшебства”.

Торн произнес магическое заклинание: “Аннабел, марабел, твинти, квинти, винти!” — и Розовая страна преобразилась самым наичудеснейшим образом. На деревьях стали расти не только удивительные фрукты, но и пирожки, торты и даже мороженное! Все звери и птицы мигом научились разговаривать. А солнце в небе вдруг весело подмигнуло и пустилось в пляс. Ну, а ночью и вовсе начались чудеса. Звезды стали играть друг с другом в прятки, а Луна запела чудные романсы, играя на хвостах комет словно на струнах скрипки.

А на следующий день Торн встретил маленьких толстеньких человечков. Это были мои предки Болтуны. Великий волшебник очень удивился и промолвил:

“Странно, я и не подозревал, что в этой стране живут люди. Наверное, я напрасно здесь все перевернул вверх тормашками? Может быть, вы хотите, чтобы все вокруг стало, как прежде?”

Но Болтуны только руками замахали:

“Нет, нет, нам очень нравится, какой стала наша Розовая страна! Великий Торн, оставайтесь жить с нами! Мы хотим, чтобы вы стали нашим правителем”.

Но Торн улиыбнулся и покачал седой головой.

”Простите, уважаемые Болтуны, но у меня очень много дел. Ведь я только‑только начал создавать Волшебый край! Мне еще надо побывать в соседних странах — Голубой, Фиолетовой, Зеленой и Желтой. Скоро сюда прибудут мои воины из Атлантиды, и я хочу встретить их как следует”.

И Торн поднялся в небо и полетел в другие страны. Там он тоже сотворил немало чудес. Но без хвастовства скажу, что Розовая страна у него получилась лучше всех! Не случайно много веков спустя у нас поселилась Стелла, самая прекрасная волшебница на свете. К тому же она владеет секретом вечной молодости, и является царицей цветов и всех прочих растений.

Аларм ел кашу и с ехидной усмешкой слушал рассказ повара.

— Простите, уважаемый Твигл, но как же вы можете знать о том, что произошло тысячу лет назад? — не удержался он от колкого вопроса. — И разве на деревьях могут расти пирожки, а Луна играть на хвостах комет? Признайтесь, вы все это просто выдумали? Наверное, ваш народ не зря прозвали Болтунами!

Твигл обиженно поджал губы.

— Знай же, мой мальчик, что Болтунами нас прозвали не потому, что мы болтливы, а потому, что мы умеем рассказывать самые чудесные истории на свете! Ни у кого в краю Торна нет такой фантазии, как у нас, и мы этим очень гордимся. Но то, что ты услышал сейчас, вовсе не выдумки, а самая что ни на есть чистая правда. Когда‑нибудь Виллина возьмет тебя в Розовую страну, и ты увидишь все эти чудеса своими собственными глазами!

Аларм хмыкнул, но спорить не стал. Звезды играют друг с другом в прятки? Солнце прыгает и весело подмигивает Болтунам? Ха‑ха‑ха, так он и поверил в эти сказочки! Что ж, и рудокопы умеют приврать, если захотят, да еще и получше, чем Твигл.

Позавтракав, он вежливо поблагодарил Твигла (у повара даже глаза на лоб полезли от удивления!), и пошел гулять в парк. Там его поджидали верные Кустар с Пеняром.

Аларм хотел было потренироваться в стрельбе из лука, но настроение у него было снова неподходящее.

— Здесь, во дворце, меня никто не принимает всерьез, — ворчал он, недовольным взглядом глядя на то, как разноцветные бабочки танцевали над гладью озера. — Будто я не сын главного королевского ловчего Олдара, а какой‑нибудь сопливый мальчишка! Виллина полетела в Розовую страну, и почему‑то не захотела меня взять с собой. И даже Рохан отправился ночью на поиски шпиона Пакира без меня. Почему такая несправедливость, а, ребята?

Кустар только ветвями развел, а Пеняр простодушно начал прыгать вокруг мальчика, озорно подмигивая ему своим единственным глазом. А потом повернулся и запрыгал по дорожке, ведущей вглубь парка.

Аларм недовольно посмотрел вслед ему, а затем вдруг радостно воскликнул:

— Отличная мысль, Пеняр! И как я сам об этом не додумался? Пока Виллины и Рохана нет во дворце, почему бы нам не отправиться в путешествие по Желтой стране? Пускай они потом меня поищут, ха‑ха‑ха! А если нам повезет, то мы сами поймаем шпиона Пакира. Вот будет здорово, если Рохан придет во дворец с пустыми руками, а мы приведем на веревке какое‑нибудь чудище!

Услышав эти слова, простодушный Пеняр запрыгал еще веселее. Кустар же тревожно стал размахивать ветвями, а потом указал на дворец. Он словно бы хотел сказать: хозяин, надо сказать о твоем замысле Логону, или Твиглу или Сакару! Но Аларм в ответ только беспечно махнул рукой.

— Ничего, пускай они малость поволнуются. Будут знать потом, как со мной потом обращаться! А то ведь целыми днями зудят и зудят: и то я не так сделал, и то не так сказал. Тьфу, надоело! Я ведь почему плохо стрелял из лука или дрался на мечах? Потому что не привык делать все это понарошку. Вот попадется мне шпион Пакира, я ему покажу, кто такой Аларм — победитель Шестилапых!

Мальчик перекинул через плечо лук и колчан со стрелами, повесил на пояс меч и веревочную пращу, а потом торопливо пошел прочь из парка. Сердце его радостно билось. Скоро все узнают, какой он на самом деле замечательный воин и следопыт!

Выйдя из парка, Аларм хотел было повернуть на запад — туда, куда ушел Рохан. Но тут Пеняр высоко подпрыгнул и громко заскрипел корой. Кустар тоже заволновался и указал длинной ветвью в сторону одинокой березы.

Аларм повернулся — и не поверил своим глазам. Возле ствола березы сидело маленькое животное, похожее на куницу. Нет, это была не куница…

— Карряга! — выдохнул мальчик. — Так вот кто шпионит за Желтым дворцом! Ребята, ловите эту противную гнилушку!

Кустар и Пеняр помчались к березе. Чуть позади них бежал Аларм. Его глаза сияли от радости. Юный рудокоп не ожидал, что ему так быстро повезет. Ха‑ха, пускай Рохан побегает по дубовой роще, поищет шпиона. А он, Аларм, тем временем уже притащит во дворец Каррягу! После этого матушка Виллина непременно похвалит его. Ну, а Рохан поймет свою ошибку и подойдет к нему, крепко пожмет руку и скажет: “Прости, Аларм, я и не знал, что ты такой замечательный следопыт!”

Размечтавшись, Аларм не заметил лежавший в траве камень и, споткнувшись, кувырком полетел на землю. Увидев это, Карряга визгливо захихикала:

— Поймал, поймал, хи‑хи‑хи! Глупец, глупец!

Кустар и Пеняром были уже рядом с Каррягой, когда с вершины березы вдруг слетела большая летучая мышь. Она подхватила Каррягу и, взмыв в воздух, полетела невысоко над землей на восток.

Аларм вскочил на ноги, вложил стрелу в тетиву лука и выстрелил. И конечно же, впопыхах промахнулся.

— Это солнце виновато — бъет мне прямо в глаза! — объяснил он свой промах друзьям. — Ну ничего, мы эту летучую мышь быстро догоним. Знаю я этих тварей, они света ужас как боятся. Небось, скоро она сядет на землю, и тогда мы Каррягу поймаем. Вперед, ребята!

И трое друзей помчались по холмистой равнине вслед за летучей мышью. Она летела небыстро, и к тому же время от времени садилась на землю, чтобы передохнуть. Видимо, летать при свете дня для нее было на самом деле нелегко. Аларм нередко слышал, как Карряга злобно визжала, подгоняя свою “лошадку”, обвиняла ее в лени и трусости. Каждый раз Кустар с Пеняром почти настигали беглецов, но в самый последний момент летучая мышь вновь взмывала в воздух, ускользая от живрастов.

Не прошло и часа, как Аларм стал выдыхаться. Он с горечью вспомнил, как Рохан просил его по утрам делать пробежки вдоль берега озера. Мол, выносливость — это главное оружие воина. Э‑эх, и почему он не слушался мудрого наставника?

Наконец он не выдержал и крикнул пню:

— Пеняр, давай‑ка я тебя оседлаю! Что‑то у меня правая нога болит. Наверное, из подошвы гвоздь вылез. Это Сакар виноват, он мне новые каблуки недавно прибил на сапоги!

Пеняр с готовностью подскочил к хозяину. Аларм уселся на него, подогнул ноги, а затем вцепился руками в сучок, торчавший из “лба” живраста и крикнул:

— Вперед, моя лошадка!

Пеняр помчался вперед, делая большие прыжки. Он совершенно не ощущал усталости, так же как и Кустар, и был готов преледовать беглецов хоть целый день.

Увидев это, Карряга злобно завизжала и стала кусать бедную. летучую мышь. Та вынуждена была вновь подняться в воздух и лететь вперед, несмотря на явную усталость.

Преследование продолжалось до самого вечера. Поначалу Аларм с любопытством глазел по сторонам. Но затем от постоянной тряски у него разболелась голова, и он перестал воспринимать то, что происходит рядом. Он смутно помнил, что однажды вдали показалось огромное синее озеро. На его берегу стоял лес из высоких серых скал. Летучая мышь поначалу хотела было лететь именно туда, но злобный окрик Карряги заставил ее продолжать полет на восток.

Смеркалось. Наконец, впереди появился громадный лес. В нем росли огромные деревья, и листва у них была не просто желтой или бурой, как в других лесах Желтой страны, а золотистой. Аларм вспомнил, что Рохан однажды рассказывал о далеком Золотом лесе. В лучах заходящего солнца кроны могучих деревьев сияли таким нестерпимым огнем, что Аларм не выдержал и закрыл глаза. И, на мгновение потеряв бдительность, тут же свалился с Пеняра и покатился кувырком по земле.

Когда мальчик поднялся на ноги, летучая мышь уже подлетала к опушке Золотого леса. Издали послышался хохот Карряги:

“Догнал! Догнал! Хвастун и глупец!”

Аларм сердито показал Карряге кулак.

— Ладно, мы еще посмотрим, кто из нас глупец, — проворчал он. — Если бы Пеняр не споткнулся, то я бы через минуту поймал тебя, дурацкая гнилушка! Ничего, я и в лесу тебя запросто разыщу. Ведь отец сделал из меня лучшего охотника на свете!

Мальчик запнулся и тихо поправил себя:

— Ну, конечно, лучшего после моего отца. Он‑то на самом деле был лучшим охотником в мире! Но и я кое‑что умею. Пошли, ребята. Я хорошо вижу в темноте, так что эта дурацкая Карряга никуда от нас не скроется. Мы ей покажем!

Но оба живраста вдруг остановились, словно вкопанные. Пеняр начал тревожно поскрипывать корой, а Кустар умоляюще протянул к мальчику свои шипастые ветви

Аларм недовольно нахмурился.

— Вы чего, испугались? — презрительно промолвил он. — Подумаешь, Золотой лес, экая невидаль! У нас в Пещере растут леса и почище этого. Ну, может, чуть и поменьше, зато в них водятся много опасных зверей. Ни один рудокоп не боится леса. А вам уж и заикаться о таком стыдно — ведь вы оба родились среди деревьев, да не простых, а живых. Пошли!

И мальчик с самоуверенным видом зашагал к Золотому лесу. Оба живраста уныло поплелись за хозяином.

Войдя в лес, Аларм ощутил странную тревогу. Нет, вокруг не было злых тополей или осин, и никто не тянул к нему цепкие ветви. Деревья стояли неподвижно, и лишь легкий ветерок слегка раскачивал их далекие вершины.

Мальчик озадаченно огляделся. Он увидел под елью несколько больших фиолетовых грибов. Странно, таких грибов возле Желтого дворца он не встречал. И такого странного сумрака тоже нигде не было. Даже в Пещере свет облаков был более теплым и ласковым…

Вскоре Аларм заметил, что в лесу на удивление тихо. Не было слышно ни пения птиц, ни стрекота кузнечиков. Приглядевшись, он увидел, что вокруг нет вообще никаких насекомых, даже вездесущих муравьев. А где же звериные тропы? В любом лесу таких троп полным‑полно. А в этом Золотом лесу, кажется, вообще никогда не ступала ничья нога — ни человека, ни даже зверя.

Юный рудокоп растерянно почесал затылок. Он начал понимать, почему оба живраста так не хотели входить в Золотой лес. Наверное, они почуяли, что здесь все не так, как должно быть. Но ведь этот лес находился в Желтой стране, а здесь правит добрая волшебница Виллина! А это значит, что опасаться здесь нечего. Подумаешь, муравьев нет. Ну и хорошо, потому что муравьи порой очень больно кусаются!

Из‑за соседнего дерева вдруг выглянула Карряга.

— Что же ты меня не ловишь? — захихикала она. — Лови, лови, глупец!

Забыв обо всех своих тревогах, Аларм опрометью бросился за Каррягой. Но та проскользнула между его ног, больно укусила мальчика за лодыжку и юркнула в ближайшие кусты.

— Ах, ты хочешь поиграть? — бодро воскликнул Аларм. — Ладно, посмотрим, кто кого! Ребята, за мной!

Погоня в лесу оказалась еще более трудной, чем на открытом пространстве. Карряга умела прекрасно прятаться среди упавших ветвей и особенно среди своих собратьев‑коряг. Даже Кустар с Пеняром не всегда могли ее найти, а уж Аларму и вовсе приходилось туго. Порой он чуть ли не наступал на хитрую “зверушку”, и все равно не замечал ее, пока Карряга с визгом вдруг не кусала его за ноги.

Прошел час, другой. В небе высыпали первые звезды, но странное дело — в Золотом лесу было по‑прежнему довольно светло. Аларм только головой качал от удивления. Наверное, решил он, этот лес не простой, а волшебный. А может, даже колдовской. Чем‑то веет вокруг недобрым. Не зря же вокруг не видно ничего живого!

Наконец, усталый донельзя мальчик вышел на большую округлую поляну. Ее окружали вязы, да такие огромные, каких юных рудокоп прежде не видывал.

Поляну окутывал серый туман — словно с неба спустилось небольшая туча. Воздух был прохладным, и в нем ощущалась странная затхлость. Аларм вздрогнул. Ему показалось, что он словно бы оказался возле Бездонной расщелины — там пахло точно также.

Карряга выбежала в самый центр поляны и захихикала:

— Поймал, поймал, ха‑ха‑ха! Думаешь, ты молодец? Нет, ты наоборот, глупец! Что же ты меня не хватаешь?

Аларм и сам не понимал, почему не может сдвинуться с места. В сердце его поселилась тревога. “Что‑то здесь не так, — промелькнуло у него в голове. — Почему проклятая коряга не убегает? Может, она хочет заманить меня в какую‑то ловушку? Но в какую? Здесь же никого нет…”

Он растерянно оглянулся. Кустар с Пеняром стояли среди вязов, словно бы опасаясь войти в серое облако тумана.

— Ладно, я и сам поймаю эту гнилушку, — буркнул Аларм.

Едва он пошел вперед, как земля вдруг сильно затряслась. Вязы стали раскачиваться, угрожающе заскрипев.

Не удержавшись на ногах, Аларм упал на спину. А когда снова встал, то не поверил своим глазам.

Место, где находилась Карряга, вдруг начало вспухать, словно бы из глубин земли поднимался гигантский гриб. Вскоре земляной холмик стал трескаться, и юный рудокоп увидел, что гриб‑то был не простым, а железным! И не гриб это был вовсе, а купол какого‑то здания, похожего на округлую башню.

Поляна сотрясалась все сильнее и сильнее. Аларм как завороженный смотрел, как из глубин земли ввысь поднимается металлическая башня. Карряга сидела на верхушке ее конической крыши и довольно хихикала.

— Попалс‑ся, глупец! Принцес‑са Ланга будет довольна!

Только сейчас Аларм осознал, что его на самом деле заманили в ловушку. Оказалось, что матушка Виллина была вовсе не такой всесильной, как он думал. В ее Желтой стране кое‑где укоренились слуги Тьмы, и особенно сильны они были здесь, в Золотом лесу. И он, глупец, сам пришел сюда!

Дверь металлической башни медленно раскрылась. Из ее глубины пахнуло таким холодом, что мальчик отпрянул со сдавленным.

Из темноты показалась высокая фигура, закутанная в черный плащ. Голова незнакомца была закрыта глубоким капюшоном.

— Вот ты и пришел навстречу своей смерти, Белый рыцарь, — послышался скрипучий, жестокий голос.

Аларм облизнул пересохшие губы.

— Это какая‑то ошибка… — забормотал он. — Я вовсе не Белый рыцарь, а простой мальчик. Меня зовут Аларм, я рудокоп…

Незнакомец поднял руки. Мальчик замолчал — ему показалось, что это были руки… скелета!

— Ты прав, глупый мальчишка, — вновь раздался ледяной голос. — Теперь ты уже никогда не станешь Белым рыцарем. Виллина просчиталась. Ты оказался слишком глуп и хвастлив, и потому сам сунул голову в петлю. Властелин Пакир будет рад узнать о твоей гибели! Он щедро наградит меня за то, что я уничтожил его главного будущего врага… Прощайся с жизнью, мальчишка!

Незнакомец в темном плаще поднял руки еще выше, и в них вдруг появился черный меч.

У Аларма даже мурашки побежали по спине от страха. Он понял, что с этим страшным воином Пакира ему ни за что несправиться. Он и на самом деле оказался глупцом! Наставник Рохан хотел обучить его искусству воина, а он, Аларм, только отмахивался да хвастался. А ведь отец предупреждал, что гордыня не приведет его к добру!

Вспомнив про отца, Аларм вздрогнул. Если он сейчас погибнет, то кто же спасет отца? И кто освободит рудокопов от власти злого короля Тогнара? Матушка Виллина говорила, что его ждет великое будущее. И даже этот жуткий воин Пакира сказал, что он, Аларм, должен был стать со временем Белым рыцарем — великим воином, которого опасался сам Властелин Тьмы Пакир!

— Я не сдамся без боя! — яростно закричал мальчик. — Иди ко мне, чучело гороховое!

Аларм сдернул лук с плеча и через секунду в темного воина полетела стрела, вторая, третья. На этот раз мальчик не промахнулся. Но незнакомец ловко отбил все стрелы мечом. А затем он мрачно расхохотался.

— Ну что ж, наша схватка будет не такой уж скучной, как я думал, — почти довольным тоном заявил он. — Ладно, давай поиграем, земляной червяк!

Аларм даже вздрогнул от такого оскорбления. Что, этот воин Пакира назвал рудокопов земляными червяками? Да как он посмел!

Мальчик схватил свою пращу. Наклонившись, он поднял небольшой камень размером с кулак, и стал бешенно раскручивать веревку. Незнакомец не успел и оглянуться, как камень полетел ему прямо в голову. На этот раз он не успел взмахнуть мечом, и камень взрезался точно ему в голову, закрытую капюшоном.

С воплем незнакомец полетел вверх тормашками. Аларм восторженно завопил и, выхватив меч, помчался к нему. Но тут же остановился со сдавленным криком.

От удара камня капюшон слетел с головы воина Пакира, и мальчик впервые смог рассмотреть его лицо. Оно… напоминало череп, обтянутый серой кожей!

Аларм отпрянул с испуганным воплем. Столкнувшись о кочку, он полетел на землю.

Воин Пакира тотчас поднялся на ноги. Его глубоко посаженные черные глаза сверкнули ледяным блеском.

— Испугался? И правильно делаешь, земляной червяк. Когда‑то все в Большом мире боялись Кощея Бессмертного, повелителя Скифии, Сарматии и Колхиды! Но затем армия Пакира разгромила мое войско, и я стал слугой Властелина Тьмы. Там, в Большом мире, обо мне уже стали забывать… Но скоро имя великого Кощея вновь загремит над миром, словно раскат грома!

Кощей горделиво поднял голову и затем пошел к Аларму, сживая черный меч в костянистых руках.

Мальчик торопливо встал, выхватил из‑за пояса свой меч — и не смог сдержать горестного вздоха. Он совсем забыл, что этот меч был учебным, и потому оба его лезвия были тупыми. Разве таким мечом можно победить такого страшного врага? И опять во всем виновата его дурацкая самоуверенность…

Кощей был уже в нескольких шагах от него, когда со стороны леса ему навстречу ринулись Кустар и Пеняр. Оба живраста увидели, что их хозяин в опасности, и помчались ему на помощь.

Кощей замахал мечом, пытаясь отбиться от неожиданных противников, но это оказалось не так легко сделать. Ветки Кустара были крепкими и сильными, и даже меч не мог их перерубить. А Пеняр прыгал на него, словно бешенный бык, и норовил поддать под зад своим плоским “лбом”.

Кощей забегал по поляне, пытаясь увернуться от живрастов.

Глядя на это, юный рудокоп вдруг расхохотался. От его былого страха не осталось и следа. Оказывается, и на Кощея можно найти управу. Как хорошо, что у него, Аларма, есть такие замечательные и верные друзья!

Сверху послышался злобный визг Карряги.

— На помощь! На помощь! Кощея бьют!

Вскоре из глубины башни появился еще один воин Пакира, за ним второй, третий… Сердце Аларма вновь сжалось от страха. Эти воины были высокими, кряжистыми, и напоминали больше диких кабанов, вставших на задние лапы, чем людей. Они были одеты в мохнатые шкуры. Головы воинов закрывали рогатые шлемы, а в руках они сжимали большие кривые мечи.

Аларм пришел в отчаяние.

— Матушка Виллина! — закричал он. — Помоги! Тьма хочет убить нас!

И почти сразу же где‑то высоко в небе послышался громовой раскат, второй, третий… Воины Пакира задрали головы и испуганно посмотрели наверх.

В сером тумане начало разгораться розовое сияние. От него шло такое тепло, что Аларму сразу же стало жарко.

Звероподобные воины закрыли глаза и, повернувшись, с воплями ринулись назад в башню. Кощей злобно закричал им что‑то на каком‑то гортанном наречии. Видимо, он приказывал своим воинам вернуться, но безрезультатно.

Сияние в небе тем временем разгоралось все пуще и пуще. Наконец, Кощей закричал от страха и закрыл глаза дрожащей рукой.

— Хранительница, это летит Хранительница! — в отчаянии завыл он.

Изрыгая проклятия, он скрылся в металлической башне.

Дверь стала со скрипом закрываться.

— Меня з‑забыли! — завопила Карряга. — Трусы, предатели!

Она спрыгнула на землю и едва успела юркуть в закрывающуюся дверь.

— Я еще пос‑считаюсь с‑с тобой, мальчишка! — услышал Аларм ее приглушенный вопль.

Поляна вновь вздрогнула, и башня стала торопливо опускаться вглубь земли. Вскоре на месте, где она находилась, остался только широкий круг взрыхленной почвы.

Сияние стало настолько ярким, что мгла, окутывающая поляну, начала таять. И тогда Аларм с радостью увидел, как с неба к нему спускается золотистое облачко. На нем стояли Виллина и Рохан. Лица у обоих были встревоженными.

— Матушка! — восторженно закричал Аларм и замахал руками. — Я здесь, здесь!

Золотистое облачко плавно опустилось на поляну. Рохан спрыгнул на землю и, подбежав к мальчику, крепко обнял его.

— Слава Торну, на этот раз все обошлось, — вздохнул он с облегчением. — Ну что, перетрусил, непобедимый воин?

Аларм всхлипнул, прижимаясь к мощной груди наставника.

— Ну какой я воин… Я самый обыкновенный мальчишка, и притом очень глупый и самоуверенный. Только‑то я и умею, что хвастаться… Но теперь все станет по другому! Я буду теперь учиться день и ночь, честное слово!

— Только ты больше не хвастайся, — с легкой укоризной промолвил Рохан.

Вскоре Аларм и его друзья уже поднимались на золотистом облачке в небо. Юный рудокоп пылко поблагодарил Виллину, и та ласково погладила его по голове.

— Ничего, мой мальчик, все мы когда‑то делали ошибки, — с грустной улыбкой сказала Виллина. — Ты еще только начинаешь жить, и не раз еще будешь спотыкаться на своем пути и даже падать. Но каждый раз ты должен вновь подниматься, и идти вперед, как бы трудно это не было! Только тогда ты станешь настоящим мужчиной и воином.

— Я постараюсь, — тихо Аларм. — Ведь кроме меня, никто не спасет моего отца, верно?

— Да, это так, — кивнула Виллина. — И ты можешь помочь не только ему одному, а еще многим другим людям. Не зря слуги Тьмы охотятся за тобой. Но мы с Роханом тебе поможем. Теперь, надеюсь, ты понял, что не случайно оказался здесь, в Желтой стране?

— Конечно! — воскликнул Аларм. — Но мне еще очень многое непонятно. Например, почему этот гадкий Кощей назвал вас Хранительницей, матушка?

— Наберись терпения, и со временем ты узнаешь мой главный секрет, — ласково улыбнулась ему Виллина.

 

И Аларм на самом деле однажды узнал секрет волшебницы Виллины. А потом, немного позврослев, он отправился вместе со Кустаром, Пеняром, а также со Страшилой и Железным Дровосеком в далекое путешествие, чтобы разыскать меч великого чародея Торна. Наберись терпения, мой юный читатель, и со временем ты узнаешь о новых приключениях Аларма, а также о многих других удивительных тайнах Волшебной страны!