534
Рубрика: сказки

Когда Великая Медведица сотворила мир, создала она и медведей по своему образу и подобию — ее, Великую Медведицу, славить, хвалу ей петь.

Для этого слепила она из глины много мелких свистулек, раздала медведям и велела им по деревьям сидеть, в те свистульки дуть. Вскарабкались медведи на деревья и давай свистеть: один, как зяблик в свою зябликовую свистульку, другой, как дрозд, третий соловьем разливается.

А Великая Медведица лежит в своей Великой Берлоге, дремлет, да музыку слушает.

Хорошо! Хорошо-то хорошо, да скоро устали медведи по деревьям сидеть. Послали они делегацию к Великой Медведице.

— Мать Великая! — говорят. — Нельзя ли как-нибудь по-другому?

— Как это по-другому? — удивилась Медведица.

— А так, — говорит медведь по фамилии Зябликов. — Вдохни ты в эти свистульки жизнь, приделай им крылышки, и будут они сами по веткам порхать, свистеть да щебетать, тебя, Великую Мать, славить.

— А вы, значит, будете лежать да лапу сосать, лентяи?

— Да нет, — говорит медведь Соловейчик. — Мы чего-нибудь того, полезное…

— Мы благое творить будем, — подтвердил медведь Синичкин.

Согласилась Великая Медведица. Вдохнула она в свистульки жизнь, приделала им крылышки. Стали они по веткам летать, свистеть да щебетать. Лежит Медведица в своей Великой Берлоге, слушает и улыбается сквозь дрему. Дивно поют зяблики, дрозды, синички, соловьи, зарянки и все другие лесные птахи, славят своей музыкой Великую Мать, сотворившую мир.

А что же сами медведи? Много ли они творят полезного и благого? Увы! Они о другом помышляют: как бы дупло с медом расковырять или в берлогу пораньше завалиться — дремать да лапу сосать.

Мало кто из них просто так — не ради меда — заберется на сосну или елку, чтобы оглядеться вокруг, да о Высоких Вещах подумать. Довольно стыдно получается!

Так (или примерно так) говорят старые поседевшие медведи своим маленьким глупым медвежатам, у которых на уме известно что — мед да малина.