559
Рубрика: сказки

Давным-давно, сказывают старые, лысые одуванчики своим желторотым внучатам, ветра вообще не было.

Раз в год приезжала бабка Щекоталиха на телеге, запряженной старой лошадью Надькой, и ощипывала созревшие одуванчики. Собранный пух она отвозила на фабрику, где из него делали вязаные шапочки и зимние курточки.

Это было очень удобно и гигиенично. Иначе одуванчикам пришлось бы целыми годами стоять неощипанными и у них в головах завелись бы вредные жучки, а может быть даже Кое-Кто-Похуже.

И вот однажды, откуда ни возьмись, прискакал Заяц. У него в голове была идея. Идея была простая: посадить у себя в лесу на полянке морковку и капусту — и тем самым навек покончить с воровством и шмыганьем по чужим огородам. Прекрасная идея, не правда ли?

Но для того, чтобы посадить овощ, надо сперва вспахать землю (так ему объяснили). А чтобы вспахать, нужна лошадь. И вот он решил «подъехать» с этой просьбой к лошади Надьке (так ему посоветовали). А «подъехать» в те старые времена означало не буквально подъехать, например на трамвае, потому что никаких трамваев тогда не было. А «подъехать» тогда означало просто подойти — но поласковее, и обязательно с подарком.

И вот купил Заяц французские духи «Пурква па?» (что по-французски означает: «А почему бы и нет?») и «подъехал» с этими духами к Надьке, которая как раз паслась на лугу среди одуванчиков.

Понюхала Надька «Пурква па?» разок, понюхала другой — да как чихнет! Со всех одуванчиков мигом шапки сдуло.

И более того: улетел Надькин чих куда-то за холмы, там размножился, расплодился и с той поры стал гулять по свету без угомону. Деревья гнуть, море мутить да одуванчики трепать. Так и родился Ветер.