505
Рубрика: сказки

Спервоначалу, сказывают старики, никаких неволшебов на свете не бьыо. Все были чародеями, все умели понемножку волшебничать, превращаться, заколдовывать-расколдовывать и так далее.

И вот однажды один юноша-волшебник влюбился в девушку-волшебницу. Конечно, влюблялись и до него, всякое бывало. Но этот юноша влюбился так беспамятно, что все забыл: и как привораживать, и как чары наводить, и как зелье варить любовное — словом, совсем без ума сделался.

Вместо того взошел он на высокую скалу и кинулся в море от своей безнадежной любви. Крикнул что-то напоследок жалостное — и камнем в воду!

Другой бы на его месте хоть в рыбу превратился, а он, видать, совсем обеспамятел — задохнулся и стал тонуть по-всамделишному.

Девушка, видя это, обернулась орлицей и кинулась за ним вниз. Выхватила острыми когтями из воды и понесла через море — может быть, хотела унести на голый утес и заклевать там со злости и с досады.

Но пока она летела через море, то вдруг превратилась в цаплю; а потом в утку; а потом уже, к берегу подлетаючи, — в ласточку с черной спинкой. А как грянулись они о песок, то юноша тот влюбленный очнулся, а волшебница вновь девушкой обернулась.

Вот от них, говорят, и пошли неволшебы. Странное племя! Наши, которые в тех краях побывали, говорят: колдовать они совсем разучились, заклятий настоящих не знают, будущего своего не ведают. Как же это будущего не ведать? Все же ясно написано: на облаках, на листьях, на ряске болотной…

Видно, живет в них какая-то таинственная неволшебная сила. Ничего наперед не могут ни угадать, ни подстроить. Вот ведь чудеса какие!