1424
Рубрика: сказки

Однажды привидения северных графств Англии собрались на внеочередной совет. В повестке дня стоял один вопрос: недостойное поведение привидения замка Логингфорд.

— Вы компрометируете всех нас, — возмущалось Привидение, Которое Гремело Цепями. — Это, в конце концов, абсурдно! Гремели бы вы лучше цепями! Просто и со вкусом.

— Или стучали бы шарами в бильярдной, когда все в замке уснут, — подхватило Привидение, Которое Играло В Бильярд. — Бум! Чпок! Бум! Чпок! Вот это да! Но хрустеть печеньем… Фи, как пошло! Кто вас только надоумил, милочка?

— Очень хорошо еще скрипеть дверью, — наставительно заметило Привидение, Которое Скрипело Дверью. — Скрииип… крииип… скрииип… крииип… В мертвой тишине ночи это производит неизгладимое, по-настоящему зловещее впечатление!

Короче говоря, собрание настоятельно рекомендовало привидению замка Логинфорд сменить репертуар. И товарищеская критика возымела действие. Вскоре по округе распространился слух, что в замке Логинфорд появилось Привидение, Воющее По Ночам В Дымоходе.

Молодой профессор Роберт Риккерт, приехавший в Логинфорд для изучения старых манускриптов, не верил в сверхъестественные явления. Поэтому в первый раз, когда он услышал заунывный вой, доносящийся из каминной трубы в библиотеке, он только усмехнулся. Мол, Господи, до чего пугливы эти аристократы!

— Это ветер, — подбодрил себя профессор, беря кусочек своего любимого печенья «Эльсинор» из лежащей перед ним круглой коробки.

— У-у-у!! У-ууу!! — еще пуще застонало, завыло в трубе.

— Просто ветер, — упрямо повторил он, надкусывая «Эльсинор».

— УУУ-У-УУУУУУУ!!! — в три раза громче простонало из трубы.

И тут ноги подвели профессора Риккерта. Без всякого приказа с его стороны они вдруг задрожали и опрометью бросились вон из библиотеки. Лишь когда руки профессора захлопнули дверь и повернули ключ в замке, ноги его чуть-чуть успокоились. Профессор стоял за дверью, прислушиваясь. Стоны стихли, но в наступившей тишине раздался какой-то странный, ломкий звук. Очень знакомый звук. Да, несомненно! — там, в библиотеке кто-то хрустел печеньем.

Этого профессор вынести не мог. Он решительно распахнул дверь и шагнул вперед.

— Что это значит? Как вы смеете есть мое печенье?

Фигура, закутанная в бледный балахон, обернулась.

— Одно только маленькое печеньице! — простонала фигура.

— Маленькое или большое — все равно, — возразил профессор. — Если вы призрак, то при чем тут мучные и кондитерские изделия? Вы же бесплотны, не так ли?

— Голод умирает последним! — печально прошелестело привидение.

— Положите мое печенье, — строго сказал Риккерт.

— Ни за что! — И привидение, схватив со стола всю коробку «Эльсинора», бросилось к камину и в одно мгновенье исчезло в дымоходе.

Всю ночь профессор Риккерт проворочался с боку на бок. Научное любопытство профессора было возбуждено; но и другие чувства мучили его: среди них было одно, похожее на жалость, и другое, похожее на раскаяние.

На следующий вечер он явился в библиотеку с маленькой корзинкой. Освободив край стола от манускриптов и фолиантов, он вытащил и разложил на салфетке несколько бутербродов с ветчиной и сыром, налил из термоса горячий мясной бульон с петрушкой.

— Прошу вас, подкрепитесь, — обратился он к камину. — Вы, должно быть, уже много столетий питаетесь всухомятку.

Из дымохода донесся благодарный стон, и давешняя фигура вновь предстала перед Риккертом. Она протянула руку к чашке с дымящимся бульоном — и вдруг вспыхнула голубым светом, балахон спал с нее, и перед изумленным профессором явилась девушка в пышном серебристом платье.

— Да-да, профессор Риккерт! Я — заколдованная принцесса. Природа наградила меня красотой, но я слишком часто грызла печенье, перебивая себе аппетит перед обедом, а потом капризничала за столом. И вот —

За то, что я не ела супа
(Что было, безусловно, глупо),
По воле Злого Провидения
Я превратилась в Привидение.
Но ваше слово и бульон
Развеяли мое заклятье.
О, как теперь мне вкусен он —
Хочу всегда его съедать я!

С тех пор, сказывают, привидение в замке Логинфорд куда-то пропало — к большому облегчению его владельцев. Зато в соседнем университете появилась новая профессорша — белокурая и красивая, как сказочная принцесса.

И это подлинная история, которую мне рассказал знакомый кот, живущий в одном старинном английском Колледже. Это серьезный кот — у него всегда самые точные сведения.