223
Рубрика: сказки

В самом конце села Сыслова стоял красивый домик. В нем жил каменщик Барта со своей трудолюбивой женой. Однажды, когда, как нарочно, никого не было дома, у них родился сын Гонза. По обычаю тех времен к его колыбели сразу же подошли судички.

Их было двое: одна, как полагается судичке, была серьезной и мудрой, а другая — очень злой.

[Судичка — прорицательница судьбы в чешской мифологии.]

— Где Калитета?— спросила первая, мудрая, судичка.

 

— Откуда мне знать? Наверное, застряла у портнихи в городе,— ответила ей вторая.

 

— Ну что ж, тогда начнем предсказывать без нее,— решила мудрая судичка.— Будешь ты, парень, старательным и послушным. Ждет тебя великое счастье…

 

— …а на двадцать первом году тебя, мальчишка, украдет черт,— добавила вторая.

 

— Что это значит?..— удивилась мудрая судичка.

 

— То, что я сказала!..— злобно проворчала вторая и заковыляла к двери.

 

Барта и его жена были очень хорошие люди и воспитали Гонзу послушным и примерным. Зато об их соседе, богатом Грабале, шла дурная слава: говорили, что он — безжалостный ростовщик и самый скупой человек во всей округе. Грабал давал взаймы деньги, а получал их с лихвой. Но он никогда не носил приличной одежды и выглядел, как последний бедняк. Старики поговаривали, что ростовщика за скупость когда-нибудь заберет черт; и действительно, однажды Грабал чуть-чуть не попал в его лапы.

 

Как-то сам Люцифер просматривал у себя в канцелярии главную книгу грешников. Остановившись на грехах Грабала, он радостно захихикал: вся страница была исписана до самого низа. Люцифер позвонил по телефону начальнику транспортного отдела ада и приказал ему немедленно послать старого черта Вельзевула за скупым Грабалом. Уже стемнело, когда Вельзевул, держа перед собой карту села Сыслова и освещая ее глазами, опустился с мешком на крышу скупца. Как раз в это время старый Грабал торговался из-за нескольких геллеров с Гонзой, честно проработавшим у него целый день. Они стояли во дворе возле козьего хлева.

 

Недолго думая, черт цапнул того, кто был одет получше, и — раз его в мешок! Второй быстро скрылся в козьем хлеву. Черт пролетел над крышей и исчез. Лохматый Гектор даже не успел залаять — в это время он выискивал блох; только на тополе у пруда испуганно каркнула ворона.

 

Зато в аду через минуту поднялся ужасный шум. Как только Вельзевул в проходной вытряхнул груз из мешка, раздался оглушительный хохот. Все черти ржали, хватаясь за животы, лишь Вельзевул стоял неподвижно, как пень, и таращил глаза на свою добычу. Но черти сразу перестали смеяться, когда на пороге проходной появился сам владыка ада, дьявол над всеми дьяволами — Люцифер!

 

— Кого ты притащил, недотепа? Разве — козел тебя забодай! — это ростовщик и скупец Грабал? Где твои глаза были, растяпа? Ты дал маху и вместо Грабала приволок безгрешного Гонзу, сына Барты!!! — бешено зарычал Люцифер.

 

Черти мигом разбежались. Только Вельзевул, оправдываясь, бормотал что-то о своих старых, как мир, глазах, но вскоре исчез и он.

 

Тут Люцифер стал буянить. В один миг проходная превратилась в груду щепок. Но Люцифер не унимался: с грохотом выбежав во двор, он принялся швырять адские котлы на землю и ломать все, что попадалось ему в лапы. Гонза смотрел на эти бесчинства без страха: он не знал за собой никакой вины и был уверен, что в аду с ним ничего не случится. Мало-помалу владыка ада поостыл, успокоился и стал обдумывать, как выпутаться из этой истории. Вернувшись в проходную, Люцифер созвал свистком перепуганных чертей и заговорил с ними так, словно ничего не произошло.

 

— То, что отмочил сегодня обер-черт Вельзевул,— большой позор для ада. Лучше бы мне провалиться сквозь землю или наняться к кому-нибудь в свинопасы! За свой проступок Вельзевул получит по заслугам: он будет каждый день в течение тысячи лет писать миллион раз одну и ту же фразу: «Я никогда больше не посажу в мешок честного и порядочного человека!» В течение тысячи лет он будет каждый вечер по три часа стоять коленями на терке, а после — ложиться спать без ужина.

 

Но и наказав Вельзевула, мы не смоем позора! Может, на веки вечные в аду останется невинная душа. Не зря говорится: что в ад попало, то пропало! Хорошо, если найдется смелый человек, который решится освободить Гонзу, сына Барты! А пока Гонзе придется пожить у нас.

 

Разумеется, мы примем его, как гостя, будем кормить и обслуживать не хуже, чем в первоклассной курортной гостинице. Мы не будем перегружать его работой и дадим ему жалованье помощника министра. Нам следует иметь в виду, что Гонза, сын Барты, мог бы на земле и сам добиться такой должности. Мы в аду тоже обязаны стоять на страже закона и справедливости!..

 

И Гонзе пришлось остаться у чертей. Как видно из распоряжения Люцифера, ему жилось там неплохо. Немного освоившись, он перестал тосковать по дому. Ему очень понравилось в аду. Гонза не отлынивал от дела и даже добровольно выполнял любую работу. Но все-таки он радовался наступлению вечера. После ужина черти собирались в горнице и рассказывали друг другу всевозможную чертовщину. Да, черт бы их побрал, уж они-то умели повозиться и повеселиться!

 

В аду не было никаких праздников, и Гонза работал не покладая рук. Денег у него куры не клевали, и он, добрая душа, все время сокрушался, что не может хоть немножко послать родителям.

 

Теперь настало время рассказать о том, что происходило в селе после исчезновения сына Барты.

 

Старый Грабал хотел было умолчать о случившемся, но бабушка Подроушкова ясно видела, как вечером над его двором мелькнуло что-то рогатое. По мешку и запаху серы старушка сразу смекнула: черт!.. Она даже обрадовалась: наконец-то черт забрал завистника, ростовщика и скрягу Грабала! Поэтому утром бабушка никак не могла поверить, что пропал добряк Гонза.

 

— Нечего сказать, хороша справедливость! — сердилась Подроушкова.— Честного человека черти уносят, а до такого злодея им нет никакого дела!..

 

Другие соседи тоже бранили чертей и от всей души жалели и утешали родителей Гонзы, внезапно потерявших хорошего сына.

 

Старый Грабал долго не решался даже носа высунуть на улицу. Он-то знал, что черт приготовил мешок для него, да промахнулся! При малейшем воспоминании о той ужасной минуте Грабал дрожал от страха и клялся, что покончит с ростовщичеством и скаредностью.

 

Грабал стал возвращать людям все, что забрал у них хитростью, больше не обсчитывал батраков, стал подавать нищим милостыню — короче, стал делать добро. Но и этим он не смог вернуть родителям Гонзу.

 

Однажды утром на сысловской площади, перед трактиром, остановился красивый автомобиль. Из него вышла изящно одетая молодая женщина. Легкой поступью она вошла в трактир и на вопрос изумленного хозяина, что ей угодно, ответила:

 

— Кофе и булочки с маком.

 

За завтраком она спросила трактирщика, что нового в Сыс-лове. Когда тот сообщил об исчезновении единственного сына

 

бедняги Барты, незнакомка удивилась, почему в деревне не видно траура.

 

— Траур уже ни к чему! — мудро объяснил ей трактирщик.— Надо было вывесить его сразу после пропажи Гонзы.

 

— Пытался ли кто-нибудь освободить Гонзу из ада?— спросила молодая особа.

 

— Разумеется, пытались…— ответил трактирщик.— О таинственном исчезновении Гонзы сообщали газеты и радио. Староста и наш полицейский искали его даже где-то за Бене шовом. Но сами понимаете,— фигу они там нашли!

 

— А как Барта вознаградит освободительницу Гонзы?— продолжала выпытывать незнакомка.

 

— Щедро, милая барышня! По радио передавали, что спасительница Гонзы получит полдомика Барты и Гонзу в мужья. Домик нынче побелили, хлев поправили, крышу амбара обновили, печку переложили, а сам Гонза стройный, как сосенка, румяный, как яблочко, живой, как юла. Спасительница, на которой он женится, будет довольна своей судьбой,— разумеется, если такая девушка найдется.

 

Услыхав это, незнакомка задумалась, а потом заявила:

 

— Господин трактирщик, я хочу встретиться с Бартами. Будьте добры, сообщите им об этом. Я решила освободить Гонзу из ада.

 

— Н-да, это благородное решение, милая барышня… Но позвольте спросить,— хватит ли у вас для такого дела силы, мужества и отваги?— допытывался трактирщик.

 

— Мне понятны ваши опасения, но вы не беспокойтесь,— ответила ему незнакомка.— Я получила приз за подъем на вершину Кожаной горы, в соревновании по теннису победила чемпиона Турции и могу решить любой кроссворд! Перед вами, господин ресторатор, принцесса Маня!

 

— Ну и дурак же я, ваше королевское величество! Я немедленно лечу к Бартам, а вы подготовьте свой автомобиль! Боже мой, вот будут счастливы Барты, когда я сообщу им о прибытии самой наследной принцессы Мани!

 

Барты, вопреки ожиданиям трактирщика, не запрыгали от радости. Правда, они приветливо встретили принцессу — даже предложили ей полную корзинку черешен.

 

— Наша милая принцесса! — сказала жена Барты.— Не обижайтесь на нас за то, что мы не радуемся вашему решению освободить Гонзика. Здесь перебывало очень много баронесс и графинь. Все они обещали вернуть нам сына, но ни одна из этих героинь так больше и не появлялась у нас.

 

— Вы меня не удивили, милая госпожа Бартова,— ласково сказала принцесса.— Я слишком хорошо знаю этих дам. Они предлагали свои услуги только для того, чтобы о них говорили по радио, писали в журналах и печатали их портреты. Ничего другого они не хотели. А я не скажу ни слова и начну действовать. Всего хорошего, Барты! Прошу вас, никому обо мне не рассказывайте! До свидания!

 

Минуту спустя автомобиль с грохотом помчался в столицу.

 

Тут, как из ведра, хлынул дождь. Принцесса ехала осторожно и все-таки едва не раздавила на повороте какого-то древнего старичка, который еле волочил ноги по грязи. У принцессы было доброе сердце. Она решила подвезти старичка, куда он пожелает, и ласково пригласила его в машину. Дед охотно согласился, горячо поблагодарил принцессу и спросил, что привело ее в такое захолустье. Принцесса смутилась — ей не хотелось ни лгать, ни говорить правду. Но, к ее великому изумлению, старичок сам сказал, что она делала в Сыс-лове и куда теперь направляется.

 

— Я, милая барышня, сказочный дед Габадей. Вы были так добры ко мне. Я вознагражу вас за это — научу, что делать. На Барабашовых горах стоит лачужка моей сестры Канимуры. Туда-то вы и поезжайте. Покажите ей вот эту

 

табакерку. Она поймет, что вас послал я, и научит, как действовать дальше.

 

Принцессе очень понравилось предложение деда. Но только она открыла рот, чтобы поблагодарить его, как старичок бесследно исчез. На его месте осталась лишь табакерка. Принцесса хорошенько спрятала ее и, чтобы скорее попасть к бабке Канимуре, прибавила газу.

 

Добравшись до подножия гор, принцесса оставила машину под навесом хижины, стоявшей у скалы, и направилась пешком к самой вершине. Спрашивать дорогу к бабке Канимуре не было никакой нужды. Казалось, кто-то вел принцессу туда. Она быстро, не блуждая, добралась до жилища бабки — круглого домика, вертевшегося на деревянном столбе. Попасть в него принцессе-спортсменке было совсем не трудно. Когда домик повернулся к ней дверью, она прыгнула в нее и оказалась в комнате.

 

Мебель в доме бабки была древняя, как у всех ведьм и колдуний: дряхлая кровать, старая кафельная печь и допотопный радиоприемник. Заметив принцессу, старый ворон, сидевший на жердочке, прокаркал: так он давал знать бабке о прибытии гостей.

 

Бабка Канимура сидела в кресле; на ее крючковатом носу блестели очки. Она читала какую-то ветхую толстую книгу. Услыхав карканье ворона, бабка подняла голову и неприветливо взглянула на гостью. Старый черный кот, лежавший на столе, замурлыкал и сонными глазами смерил принцессу с головы до ног.

 

— Чего тебе, девушка, надобно?— проскрипела бабка. Принцесса рассказала Канимуре о том, что собирается

 

освободить из ада Гонзу, безвинно попавшего туда, и попросила помочь ей.

 

Бабка недовольно поморщилась. Принцесса уже почти потеряла надежду на помощь, но тут, к счастью, вспомнила про табакерку. Она вытащила ее из сумочки и, передав низкий поклон от деда Габадея, вручила бабке. Это подействовало! Старая чародейка сразу смягчилась и принялась расспрашивать, где и как принцесса встретила Габадея.

 

— Это, девонька, совсем другое дело, если вас посылает ко мне брат Габадей,— ласково сказала колдунья.— Сейчас посмотрим, что можно сделать. Вашек, дай-ка сказочное дорожное расписание и правила внутреннего распорядка ада!

 

Кот спрыгнул со стола, вскочил на книжную полку, достал две старые замусоленные книги и, ступая на задних лапках,

 

передними подал книги своей хозяйке. Бабка полистала страницы и сказала:

 

— Гонзик Барта попал к чертям по недоразумению, но кто в ад попал, тот пропал. И если смельчак решает освободить из ада невинного человека, то наталкивается на разные препятствия. Черти строят козни и стараются помешать ему. Пробраться в ад — дело нелегкое: он находится глубоко под землей, у него нет никаких ворот. Единственный вход туда — через высокую трубу. На этом вы и должны построить свой план.

 

— А меня черти там не оставят?— спросила принцесса.

 

— Нет, девонька,— ободрила ее бабка.— Кто по доброй воле отправляется в ад, тот может вернуться оттуда. Я постараюсь помочь вам. А теперь внимательно слушайте. Автомобилем вы вряд ли туда доберетесь. Вам придется лететь, но лететь не на удобном самолете, а на метле! Я вижу,

 

это вам не по нутру, однако никакого другого транспорта у меня нет. Метла доставит вас до самой адской трубы, а через трубу вы спуститесь прямо в ад. Ни в коем случае не выпускайте из рук парашюта — на нем вы и Гонза потом подниметесь к метле. Это — относительно дороги. Но вам еще следует знать, что случится с вами под землей. Разумеется, когда вы опуститесь в ад, там поднимется страшный переполох и к вам сбегутся все черти. Не обращайте на них внимания и разговаривайте только с Люцифером — вы узнаете его по парадному мундиру. Скажите ему, что прибыли за невинно заточенным в ад Гонзой Бартой из Сыслова! Конечно, Люцифер вначале заупрямится и откажется выдать Гонзу, но потом все-таки отпустит его. Хотя вам не положено давать работу, но Люцифер может придумать три задания, полагая, что вы с ними не справитесь. Я точно не знаю, какие работы предложит дьявол, но, мне кажется, вам следует взять с собой рисовый веник, гусиное крылышко и брикет рисовой каши. На этом закончим. Теперь отправляйтесь в путь. Больше вам ничего не нужно.

 

Тут бабка Канимура нашла метлу и кожаный ранец. Она уложила в него парашют и то, что нужно было для выполнения заданий Люцифера. Из еды принцесса не взяла с собой ни крошки — на волшебных дорогах никто не чувствует голода.

 

Принцесса надела ранец, уселась на метлу и попрощалась с бабкой.

 

Вылетев из лачуги, метла поднялась в воздух и быстро понесла принцессу над лесными тропинками. Очевидно, метла хорошо знала путь, если уверенно взяла курс на запад.

 

«Эта метла отлично знает дорогу в ад. Видимо, она летала туда не раз»,— подумала принцесса и перестала следить за полетом. Сидеть было удобно, словно в кресле. Принцессе не было страшно, голова у нее не кружилась, так как она не видела ничего, кроме густого тумана. По этой причине нельзя было и определить, с какой скоростью летит метла.

 

Принцесса готовилась к далекому путешествию на десятки дней и поэтому очень удивилась, когда вечером метла начала опускаться. Принцесса подумала, что с метлой случилась авария, взглянула вниз, осмотрела окрестности, и ее сердце замерло от страха. Она летела прямо над адом!

 

Собственно, она увидела большую гору. Над горой высилась такая огромная труба, что в нее легко вошел бы целый поезд. Из трубы валил густой черный дым с искрами, и принцессе не слишком-то хотелось прыгать в нее. Но Маня хорошо помнила, что метла не заберет ее отсюда без Гонзы, и реши-

 

лась прыгать. Она вынула из ранца парашют, прикрепила его за спиной и с возгласом: «За Гонзиком Бартой и во славу нашего рода!»— бросилась прямо в трубу.

 

Принцесса оказалась в кромешной тьме, но дым ни капельки не мешал ей дышать, и она не замечала никакой жары. Только от запаха серы слегка пощипывало в носу и, чем ниже она опускалась, тем оглушительнее становился грохот адских машин. Не успела принцесса опомниться, как очутилась во дворе ада.

 

Адским воем завыли сирены, и в мгновение ока принцесса оказалась среди волосатых чертей. Они кружились вокруг нее, как огромные шмели. Принцесса почувствовала себя дурно и растерялась. Но вдруг черти понеслись куда-то сломя голову, словно вспугнутые воробьи, и перед нею появился в парадном мундире сам владыка ада, Люцифер.

 

— Марш, чумазые, по местам, иначе я удержу с каждого за простой! — громко зарычал Люцифер вдогонку чертям и подошел к принцессе.— Милости просим! Для ада вы действи-

 

тельно редкая гостья! — сказал он медовым голосом.— Что вам угодно, милая барышня?

 

— Ничего из того, что принадлежит вам, ваше адское величество! — смело ответила принцесса.— Я пришла взять незаконно присвоенное. Это Гонза, сын каменщика Барты из села Сыслова. Я требую, чтобы вы отдали мне его без проволочек, потому что спешу к портнихе!

 

— Не торопитесь, милая барышня! — ухмыльнулся сатана.— Здесь вам не стол находок, где возвращают вещи, потерянные в поезде или трамвае. Конечно, нам придется отдать Гонзу. Но мы имеем право потребовать от вас исполнения наших заданий, поскольку вы, вопреки существующим законам, не подали официального прошения с миллионной гербовой маркой. Немедленно решайте: согласны вы исполнить наши задания или нет?

 

Принцесса знала, что черти не имеют права заставлять ее работать и все равно отпустят Гонзу. Но если они будут тянуть, ей придется задержаться здесь. А принцессе

 

не терпелось вкусить славы, которая наверняка улыбнется ей за освобождение Гонзы из кромешного ада. Поэтому она сразу согласилась и спросила Люцифера, что ей нужно делать.

 

Люцифер задумался, а потом лукаво сказал:

 

— Прежде всего вычистите все трубы, вымойте добела полы и, наконец, сварите нам что-нибудь на обед!

 

Люцифер засмеялся, считая, что придумал для принцессы невыполнимые задания. Он со злорадством посмотрел на нее, ожидая ответа.

 

Принцесса бровью не повела и сказала:

 

— Хорошо! Я немедленно возьмусь за дело, ваше адское величество! Пусть только мне никто не мешает. Извольте показать ваши трубы и полы!

 

Принцесса принялась за работу. Гусиное крылышко бабки Канимуры само чистило трубы, и принцесса могла спокойно мыть полы. Они были затоптаны до черноты, но принцессу это нисколько не смущало.

 

Она взяла кубик рисовой каши и намазала ею полы. Работа спорилась, а брикетик каши, как ни странно, почти не убывал, и его хватило на полы всего ада. Они стали ослепительно белыми — на них было приятно посмотреть. Когда принцесса собралась выполнять третье задание, то с ужасом обнаружила, что варить кашу уже не из чего — весь брикетик был израсходован. Принцесса беспомощно глядела на рисовый веник, которым она должна была мыть полы, и напряженно думала, как исправить ошибку.

 

В такую минуту растерялась бы любая другая девушка, но только не принцесса Маня.

 

Она сварила целый котел каши из рисового веника.

 

Затем принцесса доложила Люциферу, что все задания выполнены.

 

Ну, ребята, если бы вы видели, как Люцифер проверял ее работу! Он удивленно покачивал рогатой головой, глядя на белые полы, дул в печи, чтобы узнать, хороша ли в них тяга, и внимательно наблюдал, с каким аппетитом черти пожирают кашу из веника. Обозленный Люцифер испугался, что принцесса еще больше осрамит его перед чертями, и приказал одному из них поскорее привести Гонзу Барту.

 

Не прошло и полминуты, как Гонзик стоял перед принцессой.

 

Он не мог ничего понять и хотел спросить у принцессы, как она очутилась в аду, что ей здесь нужно, но та только махнула рукой и сказала:

 

— Рассказать обо всем, господин Барта, будет не поздно и дома. А теперь держитесь за меня: надо как можно скорее выбраться отсюда. Здесь мне изрядно надоело!

 

Едва Гонза ухватился за принцессу, как парашют раскрылся и начал быстро подниматься вверх, к трубе. Внизу кишмя кишели черти. На прощание они устроили ужасный кошачий концерт.

 

Можете себе представить, как легко вздохнула принцесса, когда она и Гонза благополучно вылетели из трубы и снова очутились на свежем воздухе под яркими лучами утреннего солнца.

 

Как только принцесса и Гонза уселись на метлу, она резко рванулась вперед и помчалась обратно, к Барабашовым горам. Вернув бабке Канимуре вещи и сердечно поблагодарив ее за помощь, принцесса Маня и Гонзик радостно отправились домой.

 

Это было поистине чудесное путешествие! Гонзик с нетерпением ожидал, когда покажется его родное село, а принцесса Маня не без основания гордилась своей удачной проделкой. Еще бы! Ее опасная экспедиция, на которую не могла решиться ни одна другая девушка, увенчалась успехом.

 

Особенно радовало принцессу то, что ей удалось вернуть сына опечаленным родителям.

 

С того дня, как принцесса Маня уехала, сысловцы не сводили глаз с шоссе — они верили, что смелая принцесса непременно освободит Гонзика. Больше всех говорил об этом трактирщик Ярабачек, который почти весь день проводил не в трактире, а возле него. Он нетерпеливо потирал руки и был готов бежать по шоссе навстречу Мане. Трактирщик уверял, что принцесса легко справится со своей задачей — недаром она перед отъездом съела у него в трактире несколько булочек с маком.

 

И не удивительно, ребята, что все село всполошилось, когда на шоссе появился автомобиль принцессы.

 

Люди бросили работу и сломя голову побежали туда, где жила семья Барты. Даже деревенские собаки мчались большими прыжками и лаяли — они тоже хотели повеселиться.

 

Услышав шум, Барты выбежали на улицу посмотреть, не загорелась ли над ними крыша. Но их страх тут же сменился неописуемой радостью, когда они увидели автомобиль принцессы, а в нем Гонзика, машущего шляпой.

 

Наконец Гонзик выпрыгнул из машины и крепко обнял сначала мать, а затем отца. Потом он обнимался и целовался со всем селом.

 

Встретить Гонзика пришел и старый Грабал; со слезами на глазах он попросил прощения у сына Барты и предложил ему

 

все свое состояние, чтобы вознаградить за те муки, которые Гонзе довелось перенести в аду.

 

Все это время принцесса Маня скромно стояла в стороне, боясь помешать радостной встрече, но потом девушку тоже начали обнимать и целовать. Жена Барты, сам Барта, старый Гра-бал, трактирщик и другие односельчане поздравляли принцессу и благодарили ее за спасение Гонзы. Только после этого крестьяне вернулись на свои поля, а Барты с почетной гостьей вошли в дом.

 

Известие о том, что дочь короля освободила Гонзу из ада, распространилась по всему свету. На следующий день домик Барты заполнился журналистами, репортерами и кинооператорами. Все попали на экран: принцесса Маня, Гонзик и его родители с козой и псом Жуликом, старый Грабал, бабушка Под-роушкова (та, что видела черта с мешком) и трактирщик Яра-бачек. О возвращении Гонзы сообщалось в газетах, по радио и в кинохронике. Но когда Голливуд прислал Мане лестное приглашение сняться в главной роли в полнометражном фильме об ее приключениях, она решительно отказалась.

 

Принцесса заявила, что посвятит себя домашнему хозяйству, если Барты исполнят обещание и дадут ей полдомика. Она усердно училась стирать, варить и ухаживать за домашними животными. Родители принцессы одобрили ее новое занятие. Король радовался тому, что принцесса не будет больше сходить с ума по спорту и займется наконец настоящим делом.

 

Барты исполнили свое обещание: они женили Гонзу на принцессе, дали им полдомика и совершенно новую посуду.

 

Потом сыграли свадьбу. Сама матушка-королева прибыла на свадебный пир и сидела рядом с господином старостой. Королева то и дело вздыхала. Она жалела, что король никак не мог приехать с нею: он по уши занят государственными делами, и ему некогда даже как следует поесть.

 

После свадьбы принцесса начала хозяйствовать. Домик стал как игрушка. Я должен сказать, что даже упрямая коза Белка плясала под принцессину дудку. Все село ходило к принцессе за советом. Когда староста ушел на пенсию, сысловцы единогласно избрали Маню старостой.

 

Они поступили правильно. Вскоре Сыслов стал самым красивым и чистым селом во всем королевстве. В нем не было ни одной лужи, ни одного поломанного забора и ни одной потрескавшейся стены; сысловцы вымостили площадь, починили дороги, побелили свои домики, открыли библиотеку и купальню, а на косогорах посадили деревья. Сысловские дети сами чистили зубы, сами без рева мыли ноги на ночь и сами причесывались — одно удовольствие. С животными в селе всегда обходились по-человечески. Больше всего меня радовала забота принцессы о самых верных друзьях человека — собаках: каждый пес спал зимой в теплой конуре, а в жаркую летнюю пору у него было вдоволь воды для питья.

 

Повидаться с дочерью наконец приехал в Сыслов и сам отец-король. Убедившись, что принцесса прекрасно правит в селе, король вошел в домик Барты, положил корону с жезлом на стол и сказал:

 

— Я вижу, ты правишь лучше меня. Как ты правила здесь в селе, так правь отныне во всей стране. А я снова займусь спортом. И все будут рады.

 

Сказано — сделано! Королева Маня Первая скоро установила такой же порядок во всей стране, какой был в Сыслове. Твердой рукой она положила конец всяким безобразиям. Король-отец ушел на пенсию и уже ни в какие дела не вмешивался. Он стал заядлым спортсменом — запускал юлу, играл в чижа, бегал с воздушным змеем. Охотнее всего он катался на самокате.

И все в стране были довольны!