420

Давным-давно на перекрестке двух дорог жил бедный кузнец. День за днем он кое-как перебивался на те несколько су, которые зарабатывал, подковывая лошадей, мулов и ослов у проезжих господ. Он так бедствовал, что его даже и звали — дядюшка Злосчастье. Собаке, Делившей с кузнецом все невзгоды, дали кличку Нищета. Как и подобает всем несчастным, они жили душа в душу и везде появлялись вместе: или Нищета бежала вслед за Злосчастьем, или дядюшка Злосчастье шел вслед за Нищетой.
Так они жили-поживали, пока однажды на рассвете в их дверь не постучались господь бог и святой Петр. Нищета залаяла, дядюшка Злосчастье проснулся и, ворча, открыл дверь ранним путникам. Святой Петр сказал:
— Дядюшка Злосчастье, вот стоит мой хозяин. Он хочет, чтобы ты подковал его осла. Долгое это дело?
— Вы пришли в ранний час, господа мои, но это не беда. С виду вы хоть и бедняки, но люди честные, и я рад вам услужить. Я быстро справлюсь.
Дядюшка Злосчастье раздул огонь, подбросил углей и в каких-нибудь полчаса подковал осла.
— Вот и готово, господа мои.
— Хорошо, — сказал господь бог, — сколько тебе заплатить?
— Не обижайтесь, но ведь я уже сказал, что, судя по всему, вы люди нищие; поэтому я с вас ничего не возьму.
—- Ничего? Это слишком мало.
— Нет уж, я приму только ваше благословение.
— В таком случае, я вознагражу тебя иначе, Я — господь бог, а мой слуга — святой Петр. Я исполню три тзоих желания. Скажи мне, чего ты хочешь.
Дядюшка Злосчастье почесал сперва в затылке, потом за ухом, раздумывая, чего бы ему попросить у господа бога.
— Попроси, чтобы он оставил тебе местечко в раю, — подсказал святой Петр.
— Погоди... погоди... Вот что: я хочу, чтобы тот, кто сядет в это кресло, не мог встать с него без моего позволения.
— Нетрудная просьба. Согласен. Назови второе твое желание.
— Проси место в раю, — шепнул святой Петр. Дядюшка Злосчастье снова почесал в затылке и за ухом.
— Второе мое желание такое: я хочу, чтобы тот, кто заберется на это дерево, не мог слезть с него без моего позволения.
— Тоже легко исполнить. Согласен. Твое последнее желание?
— Не забудь же о рае, болван! — воскликнул святой привратник рая.
Но кузнец, не обращая на него внимания, продолжал:
— А вот мое последнее желание: я хочу, чтобы то, что попадет в этот кошелек, не могло выйти из него без моего позволения.
— Немного же тебе нужно для счастья. Я исполню все твои просьбы. Употреби мои дары разумно, и до свидания.
— До свидания, до свидания, господин бог.
— Ты еще раскаешься, остолоп несчастный, пробормотал святой Петр.
Господь бог взобрался на осла, святой Петр взялся за повод, и они удалились.
С этого дня проезжие люди словно нарочно почти перестали появляться на перекрестке, и скоро дядюшка Злосчастье увидел, что ему и его собаке Нищете, от которой остались только кожа да кости, не миновать голодной смерти,
Дьявол пронюхал про это и примчался к кузнецу.
— Дядюшка Злосчастье, я знаю, что. ты уже три дня ничего не ел, и кошелек с деньгами пришелся бы тебе очень кстати. Могу предложить тебе десять тысяч экю, но с одним условием.
— Чтобы я за них отдал тебе душу?
— Правильно. Чтобы ты через десять лет отдал мне душу, если к этому времени у тебя не будет денег для расплаты со мной.
— Что ж, решено. Где деньги?,
— Вот они, А ты клянешься?
— Клянусь, — сказал дядюшка Злосчастье, у которого было кое-что на уме.
Дьявол, очень довольный, вытащил из кармана десять тысяч экю и отдал их кузнецу.
— Ха-ха-ха! — смеялся, уходя, дьявол,
— Ха-ха-ха! — смеялся дядюшка Злосчастье.
Десять лет жил он в свое удовольствие, вкусно ел, много пил, угощал друзей, коротко говоря — чаще заглядывал в кабак, чем в церковь. Никогда еще Нищета не ела так сытно.
Ровно через десять лет дьявол явился на перекресток двух дорог, чтобы забрать дядюшку Злосчастье в ад. К великому удивлению злого духа, кузнец был очень весел и вприпрыжку бегал вокруг кузницы, а за ним носилась Нищета и лаяла как сумасшедшая,
— Ну и ну! Дядюшка Злосчастье, ты как будто весе-лишься вовсю?
— А почему бы мне не веселиться?
— Значит, у тебя есть десять тысяч экю для меня?
— Десять тысяч экю? Вы шутите, господин дьявол! У меня и сотни не наберется, Но раз вы пришли за мной, я готов идти с вами хоть в преисподнюю. Присядьте-ка сюда в кресло, а я тотчас соберусь.
Дьявол сел в кресло. Не прошло и минуты, как кузнец сказал:
— Ну, идемте же, господин дьявол. Я готов.
Дьявол попробовал встать, но не смог. Как он ни старался, у него ничего не выходило. .
Дядюшка Злосчастье, не торопясь, выбрал железную палку потолще и принялся изо всех сил молотить
по голове, по плечам, по спине бедного дьявола, который так выл, кричал и ругался, что дом дрожал.
Под конец, видя, что с проклятого кресла ему не встать, злой дух стал просить кузнеца отпустить его.
— А ты освободишь меня от долга? Разорвешь договор?
— Да, да, только, пожалуйста, отпусти меня!
— Поклянись. — Клянусь.
— Тогда можешь встать.
Весь в синяках, дьявол удрал через печную трубу, издавая страшные стоны.
Через год дьявол узнал, что у кузнеца опять нет денег. Он снова явился и дал ему двадцать тысяч экю на тех же условиях, что и в прошлый раз, твердо решив не садиться в кресло, когда наступит срок платежа.
Дядюшка Злосчастье принялся за прежние развлечения и ровно через десять лет увидел у себя дьявола с десятью дьяволятами.
— Ну как, дядюшка Злосчастье? Готов ты идти со мной?
— Да что поделаешь, идемте, я готов! Вот только чуть не забыл: у меня на этом дереве много вкусных орехов, я хотел бы прихватить их с собою в ад.
— За этим дело не станет, — сказал злой дух. — Мы наберем их тебе, — так оно будет быстрее.
И в одну минуту дьявол с дьяволятами взобрались на дерево. Набрав орехов, они хотели спуститься, но но смогли. Дядюшка Злосчастье сбегал в кузницу и вернулся с длинным, острьгм-преострым железным прутом. Он так колол дьявола и дьяволят, что их вопли могли бы разбудить мертвеца.
— Смилуйся, смилуйся! — выли они.
А дядюшка Злосчастье продолжал их колоть,
— Смилуйся! — взмолился наконец дьявол. — Я согласен отказаться от долга и оставить тебя в покое, только позволь нам вернуться в ад.
— Клянешься в этом? — Клянусь.
И дядюшка Злосчастье отпустил дьявола и дьяволят. Не прошло и года, как дьявол снова вернулся и предложил кузнецу тридцать тысяч экю, все на тех же условиях.- Тот взял деньги и был доволен не меньше самого дьявола, который решил, что теперь-то он поймал кузнеца,
Через десять лет дьявол пришел за ним. Дядюшка Злосчастье поджидал его, сидя на пороге дома и покуривая трубку. Увидев злого духа, он начал смеяться.
— Здравствуй, дядюшка Злосчастье. Над чем ты так смеешься и что это у тебя за кошелек в руках?
— Здравствуй, дьявол! Я потому смеялся, что вспомнил одного старого болтуна, который недавно сказал мне, будто ты можешь сделаться таким маленьким, что даже в кошельке поместишься.
—- Вот уж, действительно, трудное дело! Открой кошелек и увидишь.
И дьявол сразу съежился. Кузнец схватил его и сунул в кошелек.
— Видишь, — сказал дьявол, — каким маленьким я могу стать, если захочу.
— Очень хорошо. А вылезть из моего кошелька ты можешь?
Дьявол попробовал, но не смог. Тогда он понял, что еще раз попался в ловушку к кузнецу.
— Ну, а теперь, господин дьявол, держись. Я проучу тебя.
Кузнец положил кошелек на наковальню, и удары молота, словно град, посыпались на бедного дьявола, который кричал и выл, как полоумный.
— Смилуйся, смилуйся, я больше никогда не приду! Клянусь тебе в этом! У меня все кости переломаны. От-пусти, отпусти меня!
Устав бить, дядюшка Злосчастье позволил дьяволу вы-лезти из кошелька и до конца своей жизни больше не ви- его.
Умер он очень старым. В тот же день издохла его собака, и вот Злосчастье с Нищетой друг за дружкой по-|брели по дороге, которая вела в рай.
Они дошли до красивого дворца. Дядюшка Злосчастье понял, что это и есть рай, и постучался.
— Кто там? — спросил изнутри чей-то голос. Дверь приоткрылась, и высунулась голова святого Петра.
— А, это ты, Злосчастье? Проходи-ка дальше. Ты не хотел просить о рае, как я тебе советовал, тем хуже для тебя.
Как ни просил, как ни умолял дядюшка Злосчастье, дверь захлопнулась.
— Пойдем, Нищета, может, нам больше посчастливится в том большом кирпичном доме, который виден отсюда,
Нищета побежала вперед, дядюшка Злосчастье пошел за нею.
Подошли к двери чистилища: «Тук, тук, тук». Дверь открыл ангел.
— Кто ты такой?
— Я дядюшка Злосчастье и хотел бы получить здесь местечко.
— А в раю ты уже был?
— Я только что оттуда, но святой Петр не захотел меня принять.
— Погоди минутку. Я посмотрю, записано ли в моей большой книге твое имя.;
Ангел листал, листал книгу, но ничего не нашел,
— Бедный дядюшка Злосчастье, придется тебе просить место в аду. По этой дороге первый поворот налево.
Дверь захлопнулась, и дядюшка Злосчастье уныло побрел к дверям ада.
Открыл сам дьявол. Узнав дядюшку Злосчастье, он закричал:
— А, это снова ты? Проваливай-ка отсюда поскорее! Чего доброго, ты и здесь возьмешься за свои шуточки, а мне они не по вкусу. Скатертью дорога!
Изгнанный из рая, чистилища и ада, дядюшка Злосчастье вернулся на землю и живет там по сей день.
Многие встречали дядюшку Злосчастье с его собакой Нищетой, и многим он еще повстречается.

Дата публикации: 28 ноября 2019 в 20:23